Перейти к основному содержанию

Статья 50 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 50 Конституции РФ гласит:

1. Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление.

2. При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

3. Каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания.

Комментарий к Ст. 50 КРФ

1. Положение ч. 1 комментируемой статьи формулирует важнейший правовой принцип non bis in idem, получивший закрепление в п. 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также в Протоколе N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которым "никакое лицо не должно быть повторно судимо или наказано в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое это лицо уже было окончательно оправдано или осуждено в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства".

Сформулированное в данной конституционной норме положение нашло свое отражение в закрепленном в уголовном законодательстве принципе справедливости, одним из элементов которого является правило, в силу которого никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление (ч. 2 ст. 6 УК). В целях недопущения повторного осуждения лица за преступление, совершенное вне пределов России, если ответственность за него установлена российским уголовным законодательством, статьей 12 УК РФ предусмотрено, что такое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности только в том случае, если оно не было осуждено за это преступление в иностранном государстве.

Основной смысл данного конституционного положения зафиксирован в нормах уголовно-процессуального права, исходя из которых уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению в отношении лица, о котором имеется вступившие в законную силу приговор или определение (постановление) суда о прекращении дела по тому же обвинению либо неотмененное постановление органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора о прекращении дела по тому же обвинению (п. 4, 5 ч. 1 ст. 27 УПК). Процессуальный закон, таким образом, исключает возможность вынесения по одному и тому же делу не только двух и более обвинительных приговоров (как это может показаться исходя из формулы "повторно осужден"), но и любых других окончательных решений.

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи, следует также вывод о недопустимости проведения параллельных производств по обвинению одного и того же лица в том же преступлении независимо от наличия или отсутствия в каком-либо из этих дел окончательного решения. Проведение по уголовному делу параллельных производств не только бессмысленно (в случае вынесения по одному из них приговора или постановления (определения) о прекращении дела другие производства все равно должны быть прекращены в силу п. 4, 5 ч. 1 ст. 27 УПК), но и недопустимо с точки зрения защиты прав человека, который в этом случае подвергся бы двойному уголовному преследованию.

Приведенные нормы, однако, не препятствуют тому, чтобы после вступления приговора или постановления (определения) суда о прекращении дела в законную силу осуществлялась проверка его законности и обоснованности в порядке судебного надзора либо ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, как не препятствуют они и проверке (прокурором или судом) постановления органа предварительного расследования о прекращении дела. Не исключают указанные нормы также возможности возобновления производства по уголовному делу после отмены перечисленных в них процессуальных решений.

Как следует из ст. 17 (ч. 3), 46, 49, 50 (ч. 1 и 3), 52, 55 (ч. 3), 118 и 126 Конституции и корреспондирующих им положений Всеобщей декларации прав человека (ст. 7, 8 и 10), Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 6; ст. 3 и п. 2 ст. 4 Протокола N 7 к Конвенции в ред. Протокола N 11), которые в силу ст. 15 (ч. 4) Конституции являются составной частью правовой системы России, правосудие по своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и гарантирует эффективное восстановление в правах. Прежде всего это касается тех случаев, когда после вступления приговора в законную силу выявляются обстоятельства, свидетельствующие о невиновности осужденного или о его меньшей виновности.

Вместе с тем из Конституции и международно-правовых актов следует, что требование относительно обеспечения принципов стабильности и правовой определенности при отправлении правосудия не является абсолютным. В частности, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, а именно пунктом 2 ст. 4 Протокола N 7 (в ред. Протокола N 11), устанавливается, что право не привлекаться повторно к суду и не подвергаться повторному наказанию не препятствует повторному рассмотрению дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или если в ходе предыдущего разбирательства было допущено существенное (т.е. имеющее фундаментальный, принципиальный характер) нарушение, повлиявшее на исход дела. При этом, как подчеркнул Конституционный Суд в постановлениях от 17 июля 2002 г. N 13-П и от 11 мая 2005 г. N 5-П (СЗ РФ. 2002. N 31. ст. 3160; СЗ РФ. 2005. N 22. ст. 2194), исключения из общего правила о запрете поворота к худшему допустимы лишь в качестве крайней меры, когда неисправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия, смысл приговора как акта правосудия, разрушая необходимый баланс конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов осужденных и потерпевших. Причем пересмотр обвинительного приговора, определения и постановления суда в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении, за мягкостью наказания или по иным основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении дела допускается лишь в течение года по вступлении их в законную силу.

Конституционный Суд также признал, что закрепленный в ч. 1 ст. 50 Конституции принцип non bis in idem не исключает пересмотра в процедуре возобновления производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств приговора и иных вступивших в законную силу судебных решений в сторону ухудшения положения оправданного или осужденного ввиду выявления возникших после вступления этих решений в законную силу таких фактических обстоятельств, которые свидетельствуют о преступном характере действий, за совершение которых лицо было оправдано, либо о наличии в его действиях состава более тяжкого преступления, нежели то, за которое данное лицо было осуждено (Постановление от 16 мая 2007 г. N 6-П//СЗ РФ. 2007. N 22. ст. 2686).

Из приведенных правовых позиций Конституционного Суда следует также недопустимость пересмотра вступившего в законную силу оправдательного приговора (равно как и обвинительного приговора - в целях изменения к худшему положения осужденного) со ссылкой на его необоснованность, если в ходе предыдущего разбирательства не было допущено нарушение, отвечающее критерию, указанному в п. 2 ст. 4 Протокола N 7 к Конвенции, или если после постановления приговора не возникли новые фактические обстоятельства, влияющие на объем предъявленного лицу обвинения.

Недопустимость повторного осуждения за одно и то же преступление означает также невозможность одновременного применения к лицу в связи с совершенным им деянием нескольких уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за это деяние в целом и за отдельные его элементы (например, за разбой и за причинение в ходе разбойного нападения менее тяжкого телесного повреждения). Как нарушение положений ч. 1 ст. 50 должно рассматриваться и одновременное осуждение лица за одно и то же деяние на основе применения как общих, так и специальных норм УК (например, ч. 1 ст. 285 и ст. 290).

Вместе с тем Конституционный Суд признал не противоречащими Конституции, в том числе ее ст. 50 (ч. 1), нормы уголовного закона, предусматривающие усиление ответственности за совершение преступления в связи с наличием у виновного неснятой и непогашенной судимости путем ее учета как в качестве квалифицирующего признака состава преступления, так и в качестве обстоятельства, отягчающего наказание (Постановление от 19 марта 2003 г. N 3-П//СЗ РФ. 2003. N 14. ст. 1302).

Не могут считаться повторным осуждением также случаи назначения наряду с основным дополнительного наказания (ст. 45 УК).

2. Недопустимость использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона, означает, что такие "доказательства" признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания иных указанных в ст. 73 УПК и имеющих значение по делу обстоятельств (ч. 1 ст. 75 УПК РФ). Не могут они использоваться также для обоснования необходимости совершения тех или иных процессуальных действий (обыска, применения меры пресечения и др.).

Доказательства признаются недопустимыми в случаях, если они получены:

1) в результате проведения следственного действия лицом, не имеющим на это полномочий (в частности, по делам, по которым ведется предварительное следствие, орган дознания не вправе выполнять следственные действия без специального на то поручения следователя);

2) с нарушением установленной уголовно-процессуальным законом процедуры производства следственного или судебного действия (в частности, проведение обыска в жилище без судебного решения либо допроса обвиняемого, потерпевшего или свидетеля в ночное время, с 22 до 6 часов, кроме случаев, не терпящих отлагательства);

3) в форме, не соответствующей требованиям закона (в частности, без составления протокола следственного действия либо с его составлением с нарушением требований ст. 166 УПК);

4) с применением насилия, угроз либо обмана;

5) с нарушением процессуальных прав соответствующих субъектов уголовно-процессуальной деятельности (обвиняемому, в частности, при проведении следственных действий должна обеспечиваться помощь защитника) или без разъяснения им этих прав (в частности, права супруга или близкого родственника отказаться от дачи показаний);

6) с нарушением иных прав и свобод участников процесса и других граждан, включая гарантируемые Конституцией права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений, на неприкосновенность жилища;

7) из источников, не предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством (недопустимы, например, доказательства, полученные из анонимного источника или со ссылкой на него, результаты применения полиграфа или биоэнергетических способностей человека).

Результаты оперативно-разыскной деятельности, как предусмотрено частью 2 ст. 11 ФЗ от 12 августа 1995 г. "Об оперативно-розыскной деятельности" (СЗ РФ. 1995. N 33. ст. 3349), могут служить поводом и основанием к возбуждению уголовного дела, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Это означает, в частности, что в качестве доказательств в уголовном судопроизводстве могут быть использованы лишь такие результаты оперативно-разыскной деятельности, которые получены компетентными лицами при осуществлении проводимых в рамках закона оперативных мероприятий и как по форме, так и по содержанию отвечают требованиям УПК.

С учетом этого должны признаваться недопустимыми в качестве доказательств, в частности, аудиозаписи телефонных переговоров, полученные без санкции суда; сообщения конфиденциальных сотрудников без расшифровки данных о них, в силу чего они не могут быть проверены. Не могут использоваться при рассмотрении уголовных дел также результаты таких оперативно-разыскных мероприятий, как контролируемая поставка и оперативный эксперимент (п. 13, 14 ч. 1 ст. 6 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности"), если проведение таковых было сопряжено с провоцированием граждан на совершение противоправных действий.

Как следует из Определения Конституционного Суда от 1 декабря 1999 г. N 210-О (ВКС РФ. 2000. N 2), недопустимо использование сведений, полученных в результате оперативно-разыскных мероприятий (в частности, опросов граждан), если они проведены в отношении обвиняемого без учета предписаний ст. 51 Конституции и положений уголовно-процессуального закона, закрепляющих гарантии прав обвиняемого, а также если эти мероприятия, сопровождающие предварительное расследование по уголовному делу, подменяли собой предусмотренные уголовно-процессуальным законом процессуальные действия.

Постановление приговора суда или иного процессуального решения на основе доказательств, полученных с нарушением требований уголовно-процессуального закона, влечет пересмотр этого решения. При определенных условиях фальсификация доказательств, а также получение и использование органами и лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство, недопустимых доказательств могут приводить к привлечению виновных в этом лиц к уголовной ответственности (ст. 302-305 УК).

3. Право на пересмотр приговора, о котором говорится в комментируемой норме, предполагает, что каждый приговор может быть проверен по жалобе осужденного компетентной инстанцией (апелляционной или кассационной), хотя это и не означает, что каждый проверяемый приговор в обязательном порядке должен быть отменен или изменен.

В соответствии с установленным уголовно-процессуальным законом порядком производства в суде второй инстанции осужденный имеет право принести апелляционную и (или) кассационную жалобу на приговор в течение 10 суток с момента провозглашения приговора, а если осужденный содержится под стражей - то в течение 10 суток с момента вручения ему копии приговора (ст. 356 УПК). В интересах осужденного имеют право подать кассационную жалобу также его законный представитель и защитник. Жалоба, поданная надлежащим лицом и в установленный законом срок, подлежит обязательному рассмотрению в вышестоящем суде. Такими "вышестоящими судами" для проверки принятых по первой инстанции приговоров и постановлений мирового судьи является судья районного суда, выступающий в качестве апелляционной инстанции, и судебная коллегия суда субъекта Федерации, выступающая в качестве кассационной инстанции; приговоров, определений и постановлений районного суда - судебная коллегия суда субъекта Федерации; приговоров, определений и постановлений субъекта Федерации - Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации; приговоров и постановлений суда присяжных - Кассационная палата Верховного Суда; приговоров, определений и постановлений Верховного Суда - Кассационная коллегия Верховного Суда.

Действующее законодательство предоставляет осужденному право обжаловать также приговор, вступивший в законную силу. Данное право является дополнительной гарантией обеспечения правосудности судебных решений, защиты прав, свобод и законных интересов лиц, в отношении которых эти решения приняты, в тех случаях, когда неприменимы или исчерпаны обычные средства уголовно-процессуальной защиты (постановления Конституционного Суда от 2 февраля 1996 г. N 4-П//СЗ РФ. 1996. N 7. ст. 701; от 17 июля 2002 г. N 13-П). В отличие от УПК РСФСР, согласно которому жалоба осужденного являлась лишь побудительным импульсом для принесения уполномоченными должностными лицами надзорного протеста, но не поводом, предопределяющим, во всяком случае, проверку вышестоящим судом законности и обоснованности обжалуемого приговора, УПК РФ рассматривает жалобу осужденного на вступившее в законную силу судебное решение как непосредственный повод для его судебной проверки. Правда, то, что рассмотрение уголовного дела коллегией судей соответствующего суда надзорной инстанции осуществляется лишь после того, как один из судей этого суда единолично рассмотрит жалобу и примет решение о возбуждении надзорного производства, делает новый порядок производства в суде надзорной инстанции весьма схожим с ранее существовавшим. В этом отношении предпочтительнее представляется регламентация надзорного производства в АПК, согласно которому судья этого суда по результатам предварительной проверки надзорного заявления или представления может только вернуть его заявителю, в случае если оно по формальным основаниям не отвечает предъявляемым требованиям; решение же о передаче уголовного дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда для пересмотра судебного акта в порядке надзора или об отказе в удовлетворении заявления или представления о пересмотре судебного акта в надзорном порядке принимается коллегией судей Высшего Арбитражного Суда (ст. 295, 296, 299 АПК).

Пересмотр вступившего в законную силу приговора или иного судебного решения, в том числе по ходатайству осужденного, может быть осуществлен также в порядке возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. При этом ходатайство осужденного служит поводом не к возобновлению производства по уголовному делу, а лишь к возбуждению прокурором расследования или проверки новых или вновь открывшихся обстоятельств, уже по результатам которых им может быть направлено в суд заключение о возобновлении производства.

Государство в силу лежащей на нем обязанности признавать, соблюдать и защищать права и свободы (ст. 2 и 45 Конституции) должно создавать эффективные правовые механизмы устранения любых нарушений, в том числе допущенных его органами и должностными лицами при осуществлении уголовного судопроизводства. С учетом этого законодательные нормы, регламентирующие порядок и условия защиты прав и законных интересов осужденного, в своей совокупности должны обеспечивать ему возможность добиваться отмены или изменения незаконного или необоснованного приговора независимо от каких бы то ни было формальных обстоятельств. Оценивая с этих позиций уголовно-процессуальное законодательство, Конституционный Суд в Постановлении от 2 февраля 1996 г. N 4-П констатировал недопустимость лишения человека права обжаловать незаконное и необоснованное осуждение и признал не соответствующим Конституции положение действовавшего в тот период п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР, ограничивающее круг оснований к возобновлению уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам лишь обстоятельствами, "неизвестными суду при постановлении приговора или определения", и в силу этого препятствует в случаях исчерпания возможностей судебного надзора исправлению судебных ошибок, нарушающих права и свободы человека и гражданина. Данная правовая позиция впоследствии получила свое подтверждение применительно к нормам УПК РФ в Определении от 10 июля 2003 г. N 290-О (ВКС РФ. 2003. N 6).

Гарантией реализации осужденным права на пересмотр приговора вышестоящим судом является то, что по его жалобе приговор не может быть отменен апелляционной или кассационной инстанцией в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении либо за мягкостью наказания (ст. 369, 370, 383, 385 УПК). Право осужденного добиваться пересмотра незаконного и необоснованного приговора в порядке судебного надзора в определенной мере обеспечивается также тем, что, как было признано Конституционным Судом, пересмотр в порядке надзора оправдательного приговора, а также обвинительного приговора в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении, за мягкостью наказания или по иным основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, допускается лишь в течение года по вступлении его в законную силу.

Помилование, о котором вправе просить каждый осужденный, согласно п. "в" ст. 89 Конституции, осуществляется Президентом страны. Ни Конституция, ни действующее законодательство не связывают реализацию Президентом своих полномочий по помилованию с какими-либо формальными условиями, что предоставляет ему возможность самому определять процедуру прохождения материалов и объем осуществляемого помилования (см. комм. к ст. 89).

Именно это и было сделано в утвержденном Указом Президента от 28 декабря 2001 г. N 1500 Положении о порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в Российской Федерации (СЗ РФ. 2001. N 53. ч. 2. ст. 5149; с измен., внесенными Указом Президента от 16 марта 2007 г. N 359). Согласно данному Положению, помилование может применяться в отношении отбывающих наказание на территории Российской Федерации лиц, осужденных судами в Российской Федерации или судами иностранного государства, а также в отношении лиц, отбывших назначенное судами наказание и имеющих неснятую судимость. Эти правила согласуются с предписаниями ст. 85 УК, в соответствии с которой помилование осуществляется в отношении индивидуально определенного лица, осужденного за преступление, и выражается в освобождении его от дальнейшего отбывания наказания, либо сокращении назначенного ему наказания, либо замене назначенного наказания более мягким, либо досрочном снятии судимости. При этом, заменяя один вид наказания другим, Президент не может выходить за минимальные и максимальные границы, установленные уголовным законом для соответствующего вида наказания. При помиловании лица, осужденного к смертной казни, это наказание, согласно ч. 2 ст. 59 УК, может быть заменено ему пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет, что, однако, не исключает права Президента вообще освободить помилованного от наказания (впрочем, в настоящее время данная норма уголовного закона фактически не действует, поскольку в соответствии с Постановлением Конституционного Суда от 2 февраля 1999 г. впредь до введения на всей территории России судов присяжных наказание в виде смертной казни не может назначаться).

При рассмотрении ходатайств о помиловании принимаются во внимание: характер и степень общественной опасности совершенного преступления; поведение осужденного во время отбывания или исполнения наказания; срок отбытого (исполненного) наказания; иные обстоятельства, характеризующие личность осужденного, его посткриминальное поведение, семейное положение и др.

Как правило, помилование не применяется в отношении тех осужденных, поведение которых свидетельствует о неэффективности применяемых к ним мер наказания или проявленного к ним гуманизма: а) совершивших умышленное преступление в период назначенного судами испытательного срока условного осуждения; б) злостно нарушающих установленный порядок отбывания наказания; в) ранее освобождавшихся от отбывания наказания условно-досрочно; г) ранее освобождавшихся от отбывания наказания по амнистии; д) ранее освобождавшихся от отбывания наказания актом помилования; е) которым ранее производилась замена назначенного судами наказания более мягким наказанием.

Хотя в соответствии с Положением о порядке рассмотрения ходатайств о помиловании такое ходатайство должно направляться осужденным через администрацию учреждения или органа, исполняющих наказание, это не предполагает право администрации каким-либо образом ограничивать возможность обращения за помилованием - она может лишь высказать свое отношение к ходатайству, направляя его вместе с необходимыми документами в последующие инстанции. Представление о целесообразности применения акта помилования вносится Президенту высшим должностным лицом субъекта Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации) с приложением ходатайства о помиловании, заключения комиссии по вопросам помилования на территории соответствующего субъекта Федерации, а также указанных в п. 5 Положения документов.

Издание указа о помиловании не означает внесения изменений в приговор суда или его отмену - этот акт лишь изменяет характер исполнения приговора. Поэтому факт помилования осужденного не лишает его права добиваться отмены или изменения приговора в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.

Предусмотренное комментируемой статьей право осужденного просить о смягчении наказания может быть реализовано как путем пересмотра приговора или помилования, так и путем принятия судом решений в порядке исполнения приговора. В частности, согласно ст. 10, 79-81 УК лицо может быть освобождено от наказания или оно ему может быть смягчено ввиду издания уголовного закона, устраняющего или смягчающего ответственность за преступление, лицо может быть освобождено от отбывания наказания условно-досрочно (если будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании наказания) или по болезни, а также неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания, или вид исправительного учреждения может быть изменен на более мягкий. Нужно заметить, что, согласно ст. 399 УПК, значительная часть решений, направленных на смягчение наказания, назначенного осужденному по приговору суда, принимается судом по представлению исправительного учреждения или органа, исполняющего наказание. Однако, как признал Конституционный Суд в ряде своих решений, наличие у администрации исправительного учреждения полномочия обращаться в суд с представлением о смягчении осужденному наказания не может расцениваться как свидетельство отсутствия аналогичного права у самого осужденного, равным образом как и закрепление в ст. 399 УПК права осужденного ходатайствовать о применении к нему нового уголовного закона, устраняющего или смягчающего ответственность за преступления, не освобождает органы прокуратуры и администрацию исправительного учреждения от обязанности при отсутствии такого ходатайства внести представление о применении нового уголовного закона (постановления от 26 ноября 2002 г. N 16-П//СЗ РФ. 2003. N 49. ст. 4922; от 20 апреля 2006 г. N 4-П//СЗ РФ. 2006. N 28. ст. 2058; определения от 4 ноября 2004 г. N 342-О//ВКС РФ. 2005. N 2; от 18 ноября 2004 г. N 363-О//ВКС РФ. 2005. N 2; от 20 октября 2005 г. N 388-О//ВКС РФ, 2006. N 2).