Перейти к основному содержанию

Статья 77 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 77 Конституции РФ гласит:

1. Система органов государственной власти республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов устанавливается субъектами Российской Федерации самостоятельно в соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации и общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленными федеральным законом.

2. В пределах ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации образуют единую систему исполнительной власти в Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 77 КРФ

1. Часть 1 комментируемой статьи формулирует основные положения об органах государственной власти субъектов Федерации. Эти органы осуществляют на данном уровне государственную власть и непосредственно образуются всеми республиками, краями, областями, городами федерального значения, автономной областью и автономными округами (ч. 2 ст. 11 Конституции).

ФЗ от 6 октября 1999 г. "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (СЗ РФ. 1999. N 42. Ст. 5005; с изм. и доп.) определил, что систему органов государственной власти субъекта Федерации составляют: законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Федерации; высший исполнительный орган государственной власти субъекта Федерации; высшее должностное лицо субъекта Федерации (эта должность может быть установлена конституцией (уставом) субъекта Федерации); иные органы государственной власти субъекта Федерации, образуемые в соответствии с конституцией (уставом) субъекта Федерации (ст. 2).

Федеральные органы государственной власти (прокуратура, федеральные суды, федеральные органы налоговой полиции и др.), функционирующие на территории субъекта Федерации, не входят в систему органов государственной власти соответствующего субъекта. По отношению к этим федеральным органам субъекты Федерации могут обладать определенными полномочиями, но в пределах, установленных Конституцией и федеральными законами. Именно принимая во внимание сказанное, Конституционный Суд в Постановлении от 1 февраля 1996 г. N 3-П (СЗ РФ. 1996. N 7. Ст. 700) признал неконституционными нормы Устава Читинской области, согласно которым область, вопреки ч. 1 ст. 78 Конституции, присваивала себе право согласовывать назначение и освобождение от должности руководителей территориальных подразделений федеральных органов исполнительной власти, а также считала обязательным свое мнение при назначении на должность председателя областного суда и председателя областного арбитражного суда. В последующем Конституционный Суд, касаясь указанных отношений, обратил внимание на следующее: согласование с законодательным органом субъекта Федерации при назначении на должность руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти возможно, если подобное предусмотрено федеральным законом и на соответствующий орган возлагаются полномочия Российской Федерации по вопросам совместного ведения; этим не затрагиваются прерогативы Российской Федерации в конечном счете самостоятельно решать данный вопрос при условии использования установленных Конституцией и федеральным законом необходимых согласительных и юрисдикционных процедур (Постановление от 7 июня 2000 г. N 10-П//СЗ РФ. 2000. N 25. Ст. 2728). Схожим образом Конституционный Суд высказался применительно к назначению руководителей территориальных органов налоговой полиции (Определение от 28 ноября 2000 г. N 225-О//СЗ РФ. 2000. N 49. Ст. 4862); руководителей региональных органов внутренних дел (Определение от 21 декабря 2000 г. N 246-О//СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 215); судей федеральных судов, функционирующих в субъектах Федерации (Определение от 21 декабря 2000 г. N 252-О//СЗ РФ. 2001. N 3. Ст. 273).

Возможны ситуации, когда федеральные органы государственной власти уполномачиваются осуществлять определенные функции в системе органов государственной власти субъекта Федерации. Подобное вытекает, например, из ФКЗ от 21 июля 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации", согласно которому Конституционный Суд может пользоваться правами, предоставленными ему заключенными в соответствии со ст. 11 Конституции договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов, если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля (ч. 1 п. 7 ст. 3). Иначе говоря, не исключено, что Конституционный Суд будет обладать правом разрешать конституционные (уставные) споры в правовых границах соответствующего субъекта Федерации, выступать как бы его органом конституционного правосудия, не утрачивая, естественно, статуса федерального суда, в том числе в отношениях с данным субъектом Федерации.

Субъект Федерации самостоятельно устанавливает систему органов государственной власти. Это проявляется прежде всего в их структуре. Например, в большинстве республик имеются президенты (Адыгея, Башкортостан, Татарстан, Саха (Якутия) и др.), но среди них есть и такие, где президента нет (Карелия, Коми); законодательные (представительные) органы чаще формируются как однопалатные органы, но имеются и двухпалатные (Свердловская область); в 16 субъектах Федерации (по состоянию на 1 января 2007 г.) действовали конституционные (уставные) суды, а в 34 - уполномоченные по правам человека; встречаются специфические образования: Ассамблея представителей коренных малочисленных народов Севера в составе Думы Ханты-Мансийского автономного округа. По-разному именуются законодательные органы государственной власти (Хурал, Народное Собрание, Государственный Совет, Парламент, Законодательное Собрание, Дума) и главы исполнительной власти (Президент, Губернатор, Мэр, Глава Республики, Глава Администрации), разнятся численность депутатов законодательных органов, организация исполнительной власти (в Свердловской области и городе Москве наряду с главами исполнительной власти действует Правительство, а в Республике Карелии Председатель Правительства является главой исполнительной власти и высшим должностным лицом Республики, избираемым всем населением), компетенция образуемых органов и характер отношений между ними.

Самостоятельность субъектов Федерации при создании системы органов государственной власти имеет пределы. Они определяются, во-первых, основами конституционного строя и, во-вторых, общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленными федеральным законом.

Согласно основам конституционного строя, данная система органов государственной власти должна вписываться в представления о демократическом федеративном правовом государстве с республиканской формой правления (ч. 1 ст. 1 Конституции), ориентироваться на человека, его права и свободы (ст. 2), опираться на народ как единственный источник власти (ст. 3), строиться на основе разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную с обеспечением самостоятельности органов каждой из властей (ст. 10), исходить из верховенства Конституции и федеральных законов (ч. 2 ст. 4), единства системы государственной власти (ч. 3 ст. 5), разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и ее субъектов (ч. 3 ст. 5, ч. 3 ст. 11).

ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" содержит более конкретные положения, развивающие важнейшие элементы статуса органов государственной власти субъектов Федерации.

Правоположения о системе органов государственной власти субъектов Федерации формулируются в решениях Конституционного Суда. В частности, развернуто его позиция по данному вопросу представлена в Постановлении от 18 января 1996 г. N 2-П (СЗ РФ. 1996. N 4. Ст. 409). Им определено, что субъекты Федерации вправе устанавливать свою систему органов государственной власти путем принятия собственных правовых актов. При этом они, руководствуясь основами конституционного строя, общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, другими положениями Конституции и конкретизирующими их федеральными правовыми актами, должны обеспечивать необходимое разделение властей, их самостоятельность и взаимодействие. Такой баланс властей может быть достигнут, если глава исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации будет непосредственно избираться населением; получит право подписывать, обнародовать и отклонять принятые областные законы; если его полномочия будут уравновешиваться адекватными полномочиями законодательного органа. Конституционный Суд, опираясь на конституционный принцип единства государственной власти, пришел к выводу, что субъекты Федерации в основном должны исходить из федеральной схемы взаимоотношений исполнительной и законодательной властей. В последующем данная правовая позиция Конституционного Суда в части прямых выборов высшего должностного лица субъекта Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации) была пересмотрена Судом, который признал конституционно допустимым федеральное регулирование о наделении гражданина Российской Федерации полномочиями указанных лиц по представлению Президента РФ законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта (Постановление от 21 декабря 2005 г. N 13-П//СЗ РФ. 2006. N 3. Ст. 336).

Положения, созвучные названным, нашли отражение в некоторых других постановлениях Конституционного Суда:

- от 1 февраля 1996 г. N 3-П (СЗ РФ. 1996. N 7. Ст. 700), которым признается обязательность участия главы администрации в подписании и обнародовании областных законов, его самостоятельность при решении вопросов освобождения от должностей своих заместителей и руководителей органов администрации области, подотчетность администрации законодательному органу, но только в рамках парламентского контроля;

- от 10 декабря 1997 г. N 19-П (СЗ РФ. 1997. N 51. Ст. 5877), которым подтверждается право законодательного органа участвовать в формировании органа исполнительной власти области, законодательно определять схемы управления областью, структуру органов исполнительной власти, порядок организации и деятельности исполнительного органа власти;

- от 29 мая 1998 г. N 16-П (СЗ РФ. 1998. N 23. Ст. 2626), в котором сделан вывод о недопустимости даже временного совмещения государственной службы с осуществлением депутатских полномочий;

- от 7 июня 2000 г. N 10-П (СЗ РФ. 2000. N 25. Ст. 2728), в котором признается допустимым: отрешение от должности высших должностных лиц субъектов Федерации в связи с неправомерным поведением при наличии соответствующего решения суда; участие законодательного органа в назначении членов Правительства Республики, но не всех, а только некоторых из них; прекращение полномочий высших должностных лиц с использованием института отзыва, но лишь при установлении четких правовых оснований отзыва, гарантий прав участников данных отношений и исключении облегченности процедуры в сравнении с выборами.

В определениях Конституционного Суда от 9 апреля 2002 г. N 162-О и от 11 мая 2004 г. N 139-О (ВКС. 2003. N 1; 2004. N 6) констатировалось, что установление права депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Федерации исполнять свои обязанности как на постоянной оплачиваемой, так и на непостоянной основе без отрыва от основной деятельности означает возможность выбора депутатами формы деятельности в составе данного законодательного органа. В то же время, определяя порядок формирования действующей на профессиональной постоянной основе части парламента, законодатель субъекта Федерации призван установить надлежащее правовое основание и процедуры, гарантирующие равноправие депутатов и исключающие принятие по данным вопросам произвольных, субъективных решений. Недопустимо, сказано в Определении Суда от 11 марта 2005 г. N 72-О (ВКС. 2005. N 5), разноуровневое гарантирование независимости депутатов в зависимости от формы осуществления ими депутатской деятельности.

В экстраординарной ситуации, которая, например, имела место в Чеченской Республике (Постановление Конституционного Суда от 31 июля 1995 г. N 10-П//СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3424) соответствующие органы государственной власти на временной основе могут учреждаться федеральными органами - Президентом (Указ от 8 июня 2000 г. N 1071 "Об организации временной системы органов исполнительной власти в Чеченской Республике", с изм. от 19 января 2001 г.//СЗ РФ. 2000. N 24. Ст. 2545; 2001. N 4. Ст. 278), что согласуется полномочиями Президента (ч. 4 ст. 78, ч. 2 ст. 80 Конституции).

2. Часть 2 комментируемой статьи закрепляет положение о том, что органы исполнительной власти Федерации и ее субъектов образуют единую систему исполнительной власти в Федерации. Подобное ее построение обусловлено предназначением органов данной власти, их нацеленностью на решение повседневных социально-экономических задач, требующих порой высокой оперативности, дисциплины и слаженности действий.

Единство указанной системы представляет собой одно из проявлений единства системы государственной власти в Федерации (ч. 3 ст. 5 Конституции). Оно предполагает большую структурно-функциональную схожесть (совместимость) названных органов власти, повышенную степень организационно-правового взаимодействия и соподчиненности.

В российском законодательстве нет четкого определения конституционного понятия "единая система исполнительной власти". Этот пробел отчасти восполнен рядом решений Конституционного Суда. В соответствии с ними элементами единой системы исполнительной власти являются:

- высшее должностное лицо субъекта Федерации, которое представляет собой звено в единой системе исполнительной власти в Федерации и как таковое ответственно за обеспечение высшим органом исполнительной власти субъекта Федерации исполнения на территории этого субъекта не только его конституции (устава), законов и иных нормативных актов, но и Конституции, федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации. По своему статусу это должностное лицо - в силу принципа единства государственной власти - находится в отношениях субординации непосредственно с Президентом РФ (Постановление от 21 декабря 2005 г. N 13-П//СЗ РФ. 2006. N 3. Ст. 336);

- возможность федеральных органов исполнительной власти, входящих в единую систему исполнительной власти, обеспечивать законность и определенные контрольные функции в отношении соответствующих органов исполнительной власти субъектов Федерации (Постановление от 20 июля 1999 г. N 12-П//СЗ РФ. 1999. N 30. Ст. 3989);

- обязательность решений и указаний федеральной исполнительной власти в рамках ее компетенции (Постановление от 7 июня 2000 г. N 10-П//СЗ РФ. 2000. N 25. Ст. 2728);

- право органов государственной власти субъектов Федерации в случаях, предусмотренных федеральным законом, участвовать в решении вопросов о назначении и освобождении от должности руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти (Определение от 28 ноября 2000 г. N 225-О//СЗ РФ. 2000. N 49. Ст. 4862);

- подчинение федеральных и региональных органов исполнительной власти единым принципам и правилам функционирования единой системы исполнительной власти (Определение от 6 декабря 2001 г. N 249-О//СЗ РФ. 2002. N 4. Ст. 374).

Единство системы исполнительной власти гарантируется прежде всего общеправовыми средствами: верховенством Конституции и федеральных законов (ч. 2 ст. 4); обязательностью для исполнения на всей территории России указов и распоряжений Президента (ч. 2 ст. 90), постановлений и распоряжений Правительства (ч. 2 ст. 115); Конституционным Судом, охраняющим Конституцию (ст. 125); федеральными судами, которые, подчиняясь только Конституции и федеральным законам, наделены полномочиями давать оценку решениям и действиям (или бездействиям) исполнительных органов и должностных лиц (ч. 2 ст. 46, ч. 1 ст. 120); прокуратурой, осуществляющей надзор за исполнением законов федеральными министерствами и ведомствами, исполнительными органами субъектов Федерации (ст. 2 ФЗ от 17 ноября 1995 г. "О прокуратуре Российской Федерации"//СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4472).

Особую роль в поддержании единства системы исполнительной власти играет Президент. В соответствии с Конституцией он обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти (ч. 2 ст. 80), осуществление полномочий федеральной государственной власти на всей территории России (ч. 4 ст. 78), вправе приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Федерации в случае противоречия этих актов Конституции и федеральным законам, международным обязательствам Российской Федерации или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соответствующим судом (ч. 2 ст. 85).

Содействовать Президенту в осуществлении его полномочий, в том числе по обеспечению единства системы исполнительной власти, призваны полномочные представители Президента в семи федеральных округах. Они, согласно действующему Положению (утв. Указом Президента РФ от 13 мая 2000 г. N 849, с изм. от 30 января 2001 г.//СЗ РФ. 2000. N 20. Ст. 2112; 2001. N 6. Ст. 551), выполняют преимущественно контрольно-координационные, аналитические и информационные функции, находятся в непосредственном контакте с Руководителем Администрации Президента.

На обеспечение согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти нацелен Государственный совет РФ, учрежденный Указом Президента РФ от 1 сентября 2000 г. N 1602 (СЗ РФ. 2000. N 36. Ст. 3633). Он, в соответствии с Положением, утвержденным названным Указом, возглавляется Президентом, объединяет действующих высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Федерации и является совещательным органом, вырабатывающим рекомендации.

Организующее начало в системе исполнительной власти исходит от Правительства РФ. Конституция возлагает на него обязанности по проведению единой финансовой, кредитной и денежной политики, единой государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии и т.д. (ч. 1 ст. 114). С учетом этого федеральное Правительство управомочивается обеспечивать единство системы исполнительной власти в Российской Федерации, направлять и контролировать деятельность ее органов; в частности, оно по вопросам совместного ведения России и ее субъектов координирует деятельность органов исполнительной власти субъектов Федерации, осуществляет контроль за ними, прилагает усилия для устранения разногласий между федеральными и региональными органами исполнительной власти, вносит предложения Президенту о приостановлении действия актов органов исполнительной власти субъектов Федерации в случае их противоречия Конституции, федеральным законам, международным обязательствам России или нарушения прав и свобод человека и гражданина (ст. 13, 43, 44 ФКЗ от 11 апреля 1997 г. "О Правительстве Российской Федерации"//СЗ РФ. 1997. N 51. Ст. 5712).

Целям обеспечения единства системы исполнительной власти служат специальные правовые акты - Типовой регламент взаимодействия федеральных органов исполнительной власти (утв. Постановлением Правительства РФ от 19 января 2005 г. N 30//СЗ РФ. 2005. N 4. Ст. 305) и Положение о взаимодействии и координации деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и территориальных органов федеральных органов исполнительной власти (утв. Постановлением Правительства РФ от 5 декабря 2005 г. N 725//СЗ РФ. 2005. N 50. Ст. 5311), принятое в соответствии с Указом Президента РФ от 2 июля 2005 г. N 773 "Вопросы взаимодействия и координации деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и территориальных органов федеральных органов исполнительной власти" (СЗ РФ. 2005. N 27. Ст. 2730).

Единство системы, отражающееся в том числе в соподчиненности входящих в нее органов исполнительной власти, не означает, однако, что органы исполнительной власти субъектов Федерации лишены самостоятельности. Принцип единства системы не противоречит принципу собственной компетенции, понимаемому как обладание кругом функций и полномочий, в который никто не вправе вмешиваться, и ответственности за осуществление предоставленной компетенцией.

В то же время, как отмечается в Послании Президента РФ Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г., до сих пор не найдена схема оптимального размещения по стране территориальных структур федеральных органов исполнительной власти, а также нужна схема их эффективного взаимодействия с региональными органами власти. Президент полагает, что норма ч. 2 ст. 77 Конституции в полной мере пока так и не реализована и что Правительству следует еще раз изучить этот вопрос и представить необходимые предложения, в том числе с учетом установленных критериев оценки деятельности федеральных органов исполнительной власти и соответствующих органов субъектов РФ.