Перейти к основному содержанию

Статья 126 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 126 Конституции РФ гласит:

Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики*(27).

Комментарий к Ст. 126 КРФ

Комментируемая статья учреждает Верховный Суд РФ, устанавливает основы его компетенции и определяет место в системе судов общей юрисдикции - основного звена любой судебной системы. Судебная система России в течение длительного периода времени, вплоть до учреждения в 1991 г. конституционного и арбитражных судов, включала в себя только суды общей или ординарной юрисдикции, к компетенции которых было отнесено рассмотрение всех гражданских (включая как собственно гражданские, так и трудовые, жилищные, семейные, авторские, отчасти административные дела) и уголовных дел, а также значительного числа дел об административных правонарушениях. Верховный Суд впервые был учрежден еще в советский период - в соответствии с Положением о судоустройстве РСФСР от 31 октября 1922 г. - в качестве высшего судебного органа, осуществлявшего контроль за всеми без исключения судами (как в процессуальном, так и в административном смысле этого понятия) и рассматривавшего в качестве кассационной и надзорной инстанций любые дела, рассмотренные судами РСФСР. Кроме того, Верховный Суд был наделен самостоятельной компетенцией по первой инстанции. Полномочием давать разъяснения по вопросам судебной практики этот Суд не обладал. Данное полномочие принадлежало Верховному Суду СССР (создан в 1924 г.). Отметим, что последний до 1936 г. обладал и некоторыми полномочиями в сфере конституционного контроля, позже осуществлявшимися только Верховным Советом СССР и его Президиумом. Верховный Суд РСФСР был наделен полномочием давать разъяснения судебной практики, имевшие обязательную юридическую силу для нижестоящих судов, только в 1958 г. после принятия Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве.

Комментируемая статья определяет Верховный Суд в качестве высшего судебного органа по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции.

В настоящий момент судебная система России включает в себя три самостоятельные подсистемы: судов общей юрисдикции, судов арбитражной юрисдикции и конституционной юрисдикции. Верховный Суд является высшим судебным органом только для подсистемы судов общей юрисдикции (см. также комм. к ст. 118, 125, 127-128). Ее состав и основы компетенции определены нормами ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", ст. 4, 19-22, 26, 28 (СЗ РФ. 1997. N 1; 2001. N 51. ст. 4824; 2003. N 27. ст. 2698; 2005. N 15. ст. 1274), в части деятельности военных судов - также нормами ФКЗ "О военных судах Российской Федерации", ст. 8-10, 13-14, 16, 21-22 (СЗ РФ. 1999. N 26. Ст. 3170, 2006. N 50. Ст. 5277), а в части деятельности мировых судей - и нормами ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации", ст. 1, 3 (СЗ РФ. 1998. N 51. Ст. 6270; 2004. N 25. Ст. 2481; N 35. Ст. 3607, N 49. Ст. 4841 и 4843; 2005. N 15. Ст. 1278; 2006. N 11. Ст. 1147). Сохраняют свое действие и те нормы Закона РСФСР "О судоустройстве РСФСР", которые не противоречат Конституции 1993 г. и новому законодательству (Ведомости РСФСР. 1981. N 28. Ст. 976; с изм. и доп.). В отличие от двух других подсистем судебной власти, деятельность которых детально урегулирована новыми судоустройственными актами, специальный федеральный конституционный закон о судах общей юрисдикции до сих пор отсутствует*(31). Соответствующий проект, внесенный Президентом РФ в Государственную Дум в 1999 г., был отозван в 2005 г.; новый проект такого закона пока не внесен.

Подсистема судов общей юрисдикции включает в себя суды двух видов - федеральные и субъектные, или суды субъектов Российской Федерации. К первой группе статья 4 ФКЗ о судебной системе относит: Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, а также военные и специализированные суды. Ко второй группе, согласно той же норме относятся мировые судьи.

Мировые судьи рассматривают гражданские (гражданские дела подсудны также арбитражным судам; подробнее см. комм. к ст. 127) и уголовные дела, а также дела об административных правонарушениях, отнесенные к их компетенции (видовая предметная подсудность) статьей 23 ГПК, ч. 1 ст. 31 УПК и абзацем 4 ч. 3 ст. 23.1 КоАП, по первой инстанции.

Районные суды рассматривают гражданские, уголовные и административные (последние подсудны также арбитражным судам (подробнее см. комм. к ст. 127) дела, отнесенные к их компетенции (видовая предметная подсудность) статьей 24 ГПК, частью 2 ст. 31 УПК и статьей 23.1 КоАП, по первой и второй (апелляционной) инстанциям.

Суды субъектного уровня рассматривают гражданские, уголовные и административные дела, отнесенные к их компетенции (видовая предметная подсудность) статьей 26 ГПК РФ, частью 4 ст. 31, статьей 452 УПК и статьей 23.1 КоАП, по первой и второй (кассационной) инстанциям, а также в порядке надзора.

Военные суды рассматривают гражданские, уголовные, административные дела и дела об административных правонарушениях, отнесенные к их компетенции (видовая предметная подсудность) статьями 7, 9, 10, 13, 16, 21 ФКЗ о военных судах, по первой и второй инстанциям, а также в порядке надзора. Соответствующие статьи гражданского (ст. 25) и уголовного (ч. 5-8 ст. 31) процессуальных законов, а также КоАП (абз. 1 ч. 3 ст. 23.1) носят бланкетный характер. Процедура рассмотрения военными судами материалов о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста установлена ФЗ "О судопроизводстве по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении в военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста" (СЗ РФ. 2006. N 49. Ст. 5089).

В подсистеме судов общей юрисдикции специализированных судов, кроме военных, пока не существует, специализация носит внутренний характер. На рассмотрении в Государственной Думе находится по меньшей мере три проекта, посвященные учреждению в РФ специализированных судов. Проект ФКЗ "Об административных судах в Российской Федерации" (внесен. Верховным Судом РФ, одобрен Государственной Думой в первом чтении в 2000 г.) развивается и дополняется проектом Кодекса административного судопроизводства РФ (внесен. Верховным Судом РФ осенью 2006 г.). Проект ФЗ "О ювенальных судах в Российской Федерации" пока также не принят. В научных кругах широко обсуждаются вопросы учреждения трудовых судов, судов, специализирующихся в сфере рассмотрения споров, связанных с социальным обеспечением граждан, банкротных, налоговых или финансовых судов и некоторых иных.

Верховный Суд возглавляет значительную по числу судов (около 2500) и судей (около 17 тыс.) и тем более по объему компетенции подсистему. Такое положение в качестве высшего судебного органа предопределяет наличие полномочий по осуществлению в предусмотренных процессуальных формах надзора за деятельностью судов общей юрисдикции. Организационная или административная составляющая понятия "высший судебный орган" с провозглашением принципа независимости судей и судов (см. комм. к ст. 120) ушла в прошлое. Верховный Суд, согласно нормам ст. 19 ФКЗ о судебной системе, выступает в трех самостоятельных процессуальных качествах, два из которых раскрывают содержание конституционного понятия "надзор за деятельностью судов общей юрисдикции". Во-первых, Верховный Суд рассматривает дела в качестве суда второй (кассационной) инстанции в отношении решений, вынесенных судами субъектного уровня либо им самим по первой инстанции и не вступивших в юридическую силу (ст. 27 ГПК, ч. 4 ст. 31 УПК). Во-вторых, Верховный Суд рассматривает дела в отношении решений любых федеральных судов общей юрисдикции, вступивших в юридическую силу, в порядке судебного надзора*(32). Исключение их этого правила установил ГПК, согласно ст. 377 которого решения мировых судей не могут быть обжалованы в Верховный Суд. Необходимо иметь в виду, что Конституционный Суд неоднократно подчеркивал принцип верховенства Верховного, а равно и Высшего Арбитражного судов (в их "надзорной ипостаси"), обращая внимание на тот факт, что на эти два суда Конституцией возложены "полномочия по осуществлению - в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах - судебного надзора за деятельностью всех судов общей и арбитражной юрисдикции без каких-либо исключений (выделено мной. - А.Е.)" (Определение от 8 июня 2000 г. N 91-О по запросу Правительства Республики Ингушетии//СЗ РФ. 2000. N 28. Ст. 3000). Однако после принятия новых ГПК и УПК Конституционный Суд пришел к выводу о возможности ограничения обжалования в порядке надзора в Верховный Суд РФ решений мировых судей и решений соответствующих апелляционных инстанций (о чем см. несколько ниже).

Многочисленные вопросы, возникающие на практике у граждан, организаций, органов государственной власти в связи с осуществлением Верховным Судом и судами областного уровня судебного надзора в рамках гражданского судопроизводства, привели к комплексному рассмотрению Конституционным Судом РФ значительного числа норм ГПК РФ - практически всей конструкции гл. 41 в деле о проверке конституционности положений ст. 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380-383, 387-389 ГПК Российской Федерации, Постановление по которому оглашено 5 февраля 2007 г. (СЗ РФ. 2007. N 7. Ст. 932). В названном Постановлении Конституционный Суд, во-первых, выявил правовую природу института судебного надзора в качестве дополнительной гарантии обеспечения правосудности судебных постановлений при условии исчерпания всех имеющихся возможностей их проверки в обычных (ординарных) судебных процедурах и, следовательно, конституционно допустимыми и оправданными ограничений, содержащихся в ст. 376 ГПК РФ, по кругу лиц. Во-вторых, Конституционный Суд признал конституционно обоснованным ограничение возможности обращения с надзорной жалобой (представлением) на вступившие в законную силу судебные постановления мировых судей и судов апелляционной инстанции в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда (ст. 377 ГПК), поскольку данное ограничение связано с особенностями гражданских дел, отнесенных к подсудности мировых судей, и наличием именно апелляционного порядка проверки выносимых мировыми судьями решений, подчеркнув при этом, что федеральным законодателем должно обеспечиваться соблюдение социально обоснованных критериев отнесения гражданских дел к подсудности мировых судей. В-третьих, Конституционный Суд постановил признать взаимосвязанные положения ч. 2 и 3 ст. 381 и ч. 2 ст. 382 ГПК не противоречащими Конституции, поскольку в силу конституционных принципов гражданского судопроизводства они не допускают произвольного отказа судьи, рассматривающего надзорную жалобу (представление), в истребовании дела и передаче его для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, обязывают судью во всяком случае передать его в суд надзорной инстанции при наличии предусмотренных законом оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления и исключают вынесение им немотивированных решений по результатам рассмотрения надзорной жалобы (представления) и истребованного дела. Положения ч. 6 ст. 381 и ч. 2 ст. 383 ГПК Конституционный Суд также счел не противоречащими Конституции, поскольку в системе действующего правового регулирования гражданского судопроизводства предполагается, что в соответствии с этими законоположениями председатель верховного суда республики, краевого, областного или равного ему суда, Председатель Верховного Суда РФ, его заместители принимают решения об истребовании дела и его передаче для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции только при наличии обращения лица, подававшего надзорную жалобу (представление), в такой же процедуре, в те же сроки и исходя из тех же оснований, которые установлены для решения соответствующих вопросов судьей при рассмотрении надзорной жалобы (представления), истребованного дела.

Признана не противоречащей Конституции и статья 387 ГПК, поскольку в системе действующего правового регулирования гражданского судопроизводства предполагается, что в качестве существенных нарушений норм материального или процессуального права как предусмотренных данной статьей оснований для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора могут выступать лишь такие ошибки в толковании и применении закона, повлиявшие на исход дела, без исправления которых невозможны эффективное восстановление и защита нарушенных прав и свобод, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Статья 389 ГПК также была признана не противоречащей Конституции в той мере, в какой предусмотренное ею правомочие Председателя Верховного Суда и его заместителей внести в Президиум Верховного Суда мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности может быть реализовано только при наличии обращения заинтересованных лиц, по общим правилам гл. 41 данного Кодекса, в том числе в пределах, установленных частью 2 ст. 376, частью 1 ст. 381 и частью 1 ст. 382, сроков для обжалования в надзорную инстанцию, истребования дела и вынесения определения по результатам его рассмотрения, при том что Председатель Верховного Суда или его заместитель, внесшие представление, не могут участвовать в рассмотрении дела Президиумом Верховного Суда. При этом Конституционный Суд подчеркнул, что федеральному законодателю при реформировании надзорного производства, включая процедуры инициирования надзорного пересмотра судебных постановлений в Президиуме Верховного Суда, надлежит - исходя из целей обеспечения единообразного применения закона и руководствуясь Конституцией и рассматриваемым здесь Постановлением - конкретизировать порядок осуществления правомочия, предусмотренного статьей 389 ГПК РФ.

Важно обратить внимание на тот факт, что в настоящем деле Конституционный Суд воздержался от признания не соответствующими Конституции ч. 1 ст. 376, п. 3 ч. 2 ст. 377, ч. 2, 3 и 6 ст. 381, ч. 2 ст. 382, ч. 2 ст. 383, ст. 387 и 389 ГПК в той мере, в какой ими предопределяются множественность надзорных инстанций, возможность чрезмерно протяженных по времени процедур обжалования и пересмотра судебных постановлений в порядке надзора, другие отступления от принципа правовой определенности. Было подчеркнуто, что этим с федерального законодателя не снимается обязанность - исходя из требований Конституции РФ и с учетом рассматриваемого Постановления - в разумные сроки установить процедуры, реально обеспечивающие своевременное выявление и пересмотр ошибочных судебных постановлений до их вступления в законную силу, и привести правовое регулирование надзорного производства в соответствие с признаваемыми Российской Федерацией международно-правовыми стандартами.

Таким образом, в Постановлении от 5 февраля 2007 г. Конституционный Суд выявил конституционно-правовой смысл рассмотренных им гражданских процессуальных норм, определив при этом основные принципиальные направления для незамедлительного реформирования института судебного надзора в его гражданско-правовой ипостаси.

Наряду с двумя рассмотренными выше прямыми формами осуществления судебного надзора можно выделить и косвенную - полномочие Верховного Суда РФ по даче разъяснений судебной практики. Разъяснения судебной практики судов общей юрисдикции являются результатом ее обобщения, а также анализа судебной статистики сотрудниками Верховного Суда, выявления тенденций ее развития, так называемых мертвых или не востребованных судебной практикой норм, пробелов в правовом регулировании, характера судебных ошибок и способов их устранения и т.п. (ст. 56 Закона о судоустройстве). Учитывая, что право принесения представления в порядке надзора в гражданском процессе принадлежит руководителям Верховного Суда, такие обобщения могут служить основанием для их принесения и последующего пересмотра судебных решений в порядке надзора.

Полномочие по даче разъяснений судебной практики претерпело существенные изменения. Ранее такие разъяснения обладали характером "обязательных", а Верховный Суд был уполномочен следить за выполнением судами его руководящих разъяснений (ст. 56 Закона о судоустройстве). Комментируемая же статья в этой части в полном объеме корреспондирует требованиям ст. 120 Конституции, подтверждая принцип независимости судей и подчинения их только закону. Однако значение разъяснений Верховного Суда по вопросам судебной практики сохраняется. Они (несмотря на острые, неутихающие споры вокруг их правовой природы - источник права или нет, а если источник, то какой*(33)) играют роль субсидиарных толкований, служащих для судей дополнительными ориентирами в вопросах применения норм права.

Таким образом, конституционное понятие "судебный надзор", по объему содержания шире понятия, используемого, как судоустройственным, так и процессуальным законодательством.

Правовой статус Верховного Суда в качестве высшего органа в подсистеме судов общей юрисдикции подтверждается также наделением только этого суда полномочием законодательной инициативы по вопросам его ведения (подробнее см. комм. к ст. 104).

Еще одним проявлением качества высшего судебного органа выступают полномочия Верховного Суда в части рассмотрения им дел по первой инстанции. Статья 27 ГПК относит к компетенции Верховного Суда следующие категории гражданских, административных и иных дел:

- об оспаривании ненормативных и нормативных*(34) правовых актов Президента РФ, палат Федерального Собрания, Правительства РФ*(35);

- об оспаривании ненормативных и нормативных правовых актов иных федеральных органов государственной власти, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций;

- об оспаривании постановлений о приостановлении или прекращении полномочий судей, либо о прекращении их отставки;

- о приостановлении деятельности или о ликвидации политических партий, общероссийских и международных общественных объединений, о ликвидации централизованных религиозных организаций, имеющих местные религиозные организации на территориях двух и более субъектов РФ;

- об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) Центризбиркома РФ (независимо от уровня выборов, референдума), за исключением решений, оставляющих в силу решения нижестоящих избирательных комиссий, комиссий референдума*(36);

- по разрешению споров между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации, между органами государственной власти субъектов РФ, переданных ему Президентом РФ в соответствии со ст. 85 Конституции;

- о расформировании Центризберкома РФ;

- а также иные дела, отнесенные к подсудности Верховного Суда федеральными законами.

А, в соответствии со ст. 31 (ч. 4) и 452 УПК Верховному Суду подсудны дела в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи федерального суда по их ходатайству, а также иные уголовные дела, отнесенные к подсудности этого суда федеральными законами.

Естественно, к компетенции Верховного Суда относится и рассмотрение им дел по вновь открывшимся обстоятельствам, в отношении вынесенных им решений.

Полномочия Верховного Суда, а равно иных судов общей юрисдикции в части осуществления ими судебного контроля за конституционностью и законностью нормативных актов различного вида были уточнены Конституционным Судом в Постановлении от 16 июня 1998 г. N 19-П по делу о толковании отдельных положений ст. 125-127 Конституции РФ (СЗ РФ. 1998. N 25. Ст. 3004), а также в Постановлении от 11 апреля 2000 г. N 6-П по делу о проверке конституционности отдельных положений п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 21 и п. 3 ст. 22 ФЗ "О прокуратуре Российской Федерации" (СЗ РФ. 2000. N 16. Ст. 1774). Верховный Суд выразил правовую позицию, согласно которой эти суды не вправе признавать какие бы то ни было нормативные акты, перечисленные в ст. 125 (ч. 2 и 5), не соответствующими Конституции (подробнее см. комм. к ст. 125).

Еще одним признаком, раскрывающим понятие "высший судебный орган", является юридическая сила его решений. Решения Верховного Суда, вынесенные им в качестве суда надзорной инстанции, являются окончательными и не подлежат дальнейшему обжалованию или опротестованию. Решения, вынесенные Верховным Судом по первой инстанции, могут быть пересмотрены им самим (но иным его подразделением - специальной Кассационной коллегией) в кассационном порядке*(37). Решения, принятые Судом в кассационном порядке, могут быть им же пересмотрены в порядке надзора (опять-таки иным его подразделением - Президиумом). Решения же, вынесенные в порядке надзора как в отношении решений, вынесенных иными федеральными судами общей юрисдикции, так и им самим, могут быть пересмотрены только по вновь открывшимся обстоятельствам. Однако необходимо заметить, что решения, вынесенные в порядке надзора судебными коллегиями Верховного Суда, могут быть пересмотрены его Президиумом.

Юридическая сила решений Верховного Суда, равно как и любого иного суда в РФ, имеет универсальный территориальный характер действия, содержание которого детально раскрыто в нормах ст. 6 ФКЗ о судебной системе.

Верховный Суд РФ наделен еще одним исключительным по своему характеру полномочием. В силу нормы ч. 1 ст. 93 Конституции РФ он принимает участие в процессе отрешения Президента РФ от должности, давая заключение о наличии в действиях Президента РФ признаков тяжкого преступления, в случаях выдвижения соответствующего обвинения Государственной Думой Федерального Собрания РФ (см. комм. к ст. 93).

Перечисленные выше полномочия не исчерпывают компетенцию Верховного Суда. Как и иные суды, он в процессе осуществления правосудия (на любой процессуальной стадии) вправе обращаться с запросом о конституционности примененного или подлежащего применению закона в конкретном деле в Конституционный Суд (см. комм. к ст. 125).

Детально правовой статус - полномочия, организацию и порядок деятельности Верховного Суда - должен установить федеральный конституционный закон (см. комм. к ст. 128), который отсутствует. Вопрос о том, должен ли это быть самостоятельный акт, посвященный только правовому статусу Верховного Суда РФ, или комплексный акт типа законов об арбитражных или военных судах (ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации") до сих пор остается дискуссионным. Ряд авторов, в том числе судьи и сотрудники Верховного Суда, внесшего в порядке реализации ч. 1 ст. 104 Конституции в 2000 г. в Государственную Думу проект ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации", полагают, что это должен быть отдельный акт. Иные считают, что принятие отдельных актов о каждом из звеньев подсистемы судов общей юрисдикции (логичный путь развития законодательства при таком подходе) неизбежно приведет к разбалансировке законодательства об устройстве общих судов. Кроме того, это в меньшей степени представляется соответствующим и норме ч. 3 ст. 128 Конституции. Необходимо отметить, что позиция законодателя в этом вопросе также достаточно противоречива. С одной стороны, он принимает комплексные акты, посвященные регулированию организации и деятельности арбитражных и военных судов, всей судебной системы, а с другой - отдельные акты, посвященные, например, правовому статусу мировых судей в РФ или народных заседателей федеральных судов общей юрисдикции.

В настоящий момент Верховный Суд действует в составе Пленума, Президиума, Судебной коллегии по гражданским делам, Судебной коллегии по уголовным делам, Военной коллегии и Кассационной коллегии. Возглавляет Суд Председатель, руководство Судом осуществляют также первый заместитель Председателя и заместители Председателя, часть заместителей Председателя одновременно является председателями судебных коллегий.

Пленум - общее собрание судей Верховного Суда. Этот орган не обладает полномочиями в сфере осуществления правосудия, но реализует все иные конституционные полномочия Суда, а также некоторые другие, отчасти уже упоминавшиеся:

- рассматривает материалы изучения и обобщения судебной практики;

- утверждает по представлению Председателя Суда составы судебных коллегий и секретаря Пленума из числа судей Суда;

- утверждает по представлению Председателя Суда Научно-консультативный совет при Суде;

- заслушивает сообщения о работе Президиума Суда и судебных коллегий (ст. 58 Закона о судоустройстве).

Президиум Верховного Суда является высшей судебной инстанцией в России по отношению к решениям всех федеральных судов общей юрисдикции. Кроме того, он наделен полномочиями по рассмотрению материалов изучения и обобщения судебной практики, анализа судебной статистики и рассмотрению вопросов организации работы судебных коллегий (ст. 62 Закона о судоустройстве). Порядок формирования состава этого органа в настоящий момент определен также Законом о судоустройстве (см. комм. к ст. 128) по аналогии с порядком формирования самого Верховного Суда. В состав Президиума входят по должности Председатель Суда, его заместители, а также судьи Верховного Суда, но уже в личном качестве.

Полномочия Президиума Верховного Суда были предметом исследования в Конституционном Суде. Анализируя в Постановлении от 2 февраля 1996 г. N 4-П по делу о проверке конституционности п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР, Конституционный Суд констатировал: "В силу этих (оспоренных. - А.Е.) положений закона постановления Президиума Верховного Суда РФ, независимо от качества содержащихся в них решений, не могут стать объектом судебной проверки в порядке надзора. Поданные в порядке надзора жалобы граждан на решения Президиума Верховного Суда РФ не полежат изучению, так как априори являются недопустимыми. Таким образом, действующий уголовно-процессуальный закон исходит из абсолютного запрета выявлять и устранять в надзорном порядке любые судебные ошибки, если дело было рассмотрено в качестве вышей судебно-надзорной инстанции Президиумом Верховного Суда РФ". Такое положение дел, естественно, было признано не соответствующим Конституции, но, учитывая формулировки конкретных норм, не в полном объеме. А именно: пункт 5 ч. второй ст. 371 и часть 3 ст. 374 УПК РСФСР были признаны соответствующими Конституции (ее ст. 45, 46 и 50), поскольку предусмотренные ими ограничения на пересмотр в порядке надзора постановлений Президиума Верховного Суда не исключали возможности использования иных процессуальных средств исправления судебных ошибок. С другой стороны, положение п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР, которое ограничивало круг оснований для возбуждения уголовного дела лишь обстоятельствами, "неизвестными суду при постановлении приговора или определения", и в силу этого препятствовало в случае исчерпания возможностей судебного надзора исправлению судебных ошибок, нарушающих права и свободы человека и гражданина, было признано не соответствующим Конституции, ее ст. 15 (ч. 4), 18, 21 (ч. 1), 45, 46, 55 (ч. 2 и 3) (СЗ РФ. 1996. N 7. Ст. 701).

Кассационная коллегия Верховного Суда была учреждена в 1999 г. для рассмотрения всего двух групп дел:

- рассматривает в качестве суда второй инстанции гражданские и уголовные дела по жалобам и протестам на решения, приговоры, определения и постановления, вынесенные Судебной коллегией по гражданским делам, Судебной коллегией по уголовным делам и Военной коллегией Верховного Суда в качестве суда первой инстанции;

- рассматривает в пределах своих полномочий судебные дела по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 62.2 Закона о судоустройстве).

В отличие от остальных судебных коллегий Кассационная коллегия собирается только в тех случаях, когда имеются соответствующие судебные дела. В период между ее заседаниями судьи, являющиеся членами Кассационной коллегии, участвуют в рассмотрении дел в составе соответствующей судебной коллегии либо Президиума Верховного Суда с соблюдением требования о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении одного и того же дела.

Полномочия судебных коллегий Верховного Суда определены статьей 64 Закона о судоустройстве, а в части деятельности Военной коллегии - также статьей 10 ФКЗ о военных судах. Судебная коллегия по гражданским делам, Судебная коллегия по уголовным делам и Военная коллегия рассматривают дела в качестве суда первой инстанции, в кассационном порядке по жалобам и протестам на решения судов субъектного уровня, а также в порядке надзора по протестам на решения всех федеральных судов общей юрисдикции. Коллегии пересматривают свои решения и по вновь открывшимся обстоятельствам. Коллегии также изучают и обобщают судебную практику, анализируют судебную статистику.

Полномочия Пленума, Президиума и судебных коллегий могут быть расширены законом, поскольку их перечни определены неисчерпывающим образом. В частности, ранее Закон о статусе судей, а ныне ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" (СЗ РФ. 2002. N 11. Ст. 1022; 2003. N 27. Ч. 2. Ст. 2710; 2004. N 33. Ст. 3369; 2005. N 15. Ст. 1278) наделяет Верховный Суд (в лице его Судебной коллегии по гражданским делам) полномочиями по рассмотрению жалоб на решения Высшей квалификационной коллегии судей РФ по вопросам приостановления и прекращения полномочий судей. Напомним, что коллегии в составе трех судей, принадлежащих к числу судей Судебной коллегии по уголовным делам, участвуют в несудебной по сути*(38) процедуре привлечения судей к уголовной и административной ответственности (см. комм. к ст. 122).

Работой Верховного Суда руководит его Председатель, который обладает значительными полномочиями как процессуального, так и административного (организационного) характера. В соответствии со ст. 65 Закона о судоустройстве Председатель Верховного Суда:

- приносит в пределах и порядке, установленных законом, представления на судебные решения;

- в случаях и порядке, установленных законом, вправе приостановить исполнение судебных решений;

- организует работу по изучению и обобщению судебной практики, анализу судебной статистики; вносит представления в государственные органы, общественные организации и должностным лицам об устранении нарушений закона, причин и условий, способствовавших совершению правонарушений, и вносит материалы на рассмотрение Пленума;

- созывает Пленум Суда и председательствует на его заседаниях;

- созывает Президиум Суда и вносит на рассмотрение Президиума вопросы, требующие его решения, председательствует на заседаниях Президиума; может председательствовать в судебных заседаниях коллегий Суда при рассмотрении любого дела;

- распределяет обязанности между заместителями Председателя Суда;

- руководит организацией работы Кассационной коллегии и судебных коллегий; руководит работой аппарата Суда;

- ведет личный прием и организует работу суда по приему граждан и рассмотрению предложений, заявлений и жалоб;

- осуществляет другие полномочия, предоставленные ему законодательством. В частности, ряд полномочий Председателя Суда по руководству Судебным департаментом при Верховном Суде РФ содержится в ст. 8 и 11 ФЗ "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации" (СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 223; 2003. N 44. Ст. 4261; 2004. N 49. Ст. 4842).

Заместители Председателя Верховного Суда помогают Председателю в реализации его полномочий по руководству Судом, а также имеют собственную компетенцию (также представлены процессуальные и административные виды полномочий):

- могут председательствовать в судебных заседаниях коллегий Суда;

- приносят в пределах и порядке, установленных законом, представления на судебные решения;

- в случаях и порядке, установленных законом, вправе приостановить исполнение судебных решений;

- осуществляют в соответствии с распределением обязанностей руководство работой судебных коллегий и структурных подразделений аппарата Суда;

- ведут личный прием граждан;

- осуществляют другие полномочия, предоставленные им законодательством.

Учитывая значительный численный состав Верховного Суда, в процессе его деятельности велика роль председателей его структурных подразделений - Кассационной коллегии и судебных коллегий, которые:

- председательствуют в судебных заседаниях руководимых ими коллегий или назначают для этого членов суда;

- образуют составы суда (палаты) для рассмотрения дел в судебных заседаниях коллегий;

- осуществляют руководство работой соответствующих коллегий;

- представляют Пленуму Верховного Суда отчеты о деятельности коллегий;

- вправе истребовать судебные дела для изучения и обобщения судебной практики;

- организуют работу по повышению квалификации членов суда соответствующей судебной коллегии;

- осуществляют другие полномочия, предоставленные им законодательством.

Председатель Военной коллегии, кроме того:

- вносит в Военную коллегию представления на вступившие в юридическую силу решения военных судов;

- вправе истребовать в пределах полномочий Военной коллегии Верховного Суда судебные дела для проверки в порядке надзора;

- организует работу по изучению и обобщению судебной практики, анализу судебной статистики;

- в случае необходимости решает вопрос о передаче дела из одного окружного (флотского) военного суда в другой.

Деятельность Верховного Суда, согласно ст. 30 ФКЗ о судебной системе, обеспечивается его аппаратом, в котором насчитывается около 400 высококвалифицированных специалистов различного профиля, работающих как в секретариатах судебных коллегий, так и в иных структурных подразделениях, таких, как Отдел обобщения судебной практики, Отдел работы с законодательством, Отдел проверки судебных решений в порядке надзора и др. (о ресурсном обеспечении см. также комм. к ст. 124).