Перейти к основному содержанию

Раздел второй КРФ. Заключительные и переходные положения

Раздел 2 Конституции РФ

1. Конституция Российской Федерации вступает в силу со дня официального ее опубликования по результатам всенародного голосования.

День всенародного голосования 12 декабря 1993 г. считается днем принятия Конституции Российской Федерации.

Одновременно прекращается действие Конституции (Основного Закона) Российской Федерации - России, принятой 12 апреля 1978 года, с последующими изменениями и дополнениями.

В случае несоответствия положениям Конституции Российской Федерации положений Федеративного договора - Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти суверенных республик в составе Российской Федерации, Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга Российской Федерации, Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации, а также других договоров между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации - действуют положения Конституции Российской Федерации.

2. Законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации.

3. Президент Российской Федерации, избранный в соответствии с Конституцией (Основным Законом) Российской Федерации - России, со дня вступления в силу настоящей Конституции осуществляет установленные ею полномочия до истечения срока, на который он был избран.

4. Совет Министров - Правительство Российской Федерации со дня вступления в силу настоящей Конституции приобретает права, обязанности и ответственность Правительства Российской Федерации, установленные Конституцией Российской Федерации, и впредь именуется - Правительство Российской Федерации.

5. Суды в Российской Федерации осуществляют правосудие в соответствии с их полномочиями, установленными настоящей Конституцией.

После вступления в силу Конституции судьи всех судов Российской Федерации сохраняют свои полномочия до истечения срока, на который они были избраны. Вакантные должности замещаются в порядке, установленном настоящей Конституцией.

6. Впредь до введения в действие федерального закона, устанавливающего порядок рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей, сохраняется прежний порядок судебного рассмотрения соответствующих дел.

До приведения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями настоящей Конституции сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления.

7. Совет Федерации первого созыва и Государственная Дума первого созыва избираются сроком на два года.

8. Совет Федерации на свое первое заседание собирается на тридцатый день после избрания. Первое заседание Совета Федерации открывает Президент Российской Федерации.

9. Депутат Государственной Думы первого созыва может одновременно являться членом Правительства Российской Федерации. На депутатов Государственной Думы - членов Правительства Российской Федерации не распространяются положения настоящей Конституции о неприкосновенности депутатов в части ответственности за действия (или бездействие), связанные с выполнением служебных обязанностей.

Депутаты Совета Федерации первого созыва осуществляют свои полномочия на непостоянной основе.

_____________________________

*(1) Новое наименование Республики дано в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 9 января 1996 г. N 20 "О включении новых наименований субъектов Российской Федерации в статью 65 Конституции Российской Федерации" (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 3, ст. 152).

*(2) Новое наименование Республики дано в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 10 февраля 1996 г. N 173 "О включении нового наименования субъекта Российской Федерации в статью 65 Конституции Российской Федерации" (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 7, ст. 676).

*(3) Наименование нового субъекта Российской Федерации - Республика Крым - дано в соответствии с Федеральным конституционным законом от 21 марта 2014 г. N 6-ФКЗ "О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2014, N 12, ст. 1201).

*(4) Новое наименование Республики дано в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 9 января 1996 г. N 20 "О включении новых наименований субъектов Российской Федерации в статью 65 Конституции Российской Федерации" (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 3, ст. 152).

*(5) Новое наименование Республики дано в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 9 июня 2001 г. N 679 "О включении нового наименования субъекта Российской Федерации в статью 65 Конституции Российской Федерации" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 24, ст. 2421).

*(6) Наименование нового субъекта Российской Федерации - Забайкальский край - дано в связи с его образованием с 1 марта 2008 г., а наименования прекративших существование с 1 марта 2008 г. в качестве субъектов Российской Федерации Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа исключены из части 1 статьи 65 Конституции Российской Федерации на основании Федерального конституционного закона от 21 июля 2007 г. N 5-ФКЗ "Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 30, ст. 3745).

*(7) Наименование нового субъекта Российской Федерации - Камчатский край - дано в связи с его образованием с 1 июля 2007 г., а наименования прекративших существование с 1 июля 2007 г. в качестве субъектов Российской Федерации Камчатской области и Корякского автономного округа исключены из части 1 статьи 65 Конституции Российской Федерации на основании Федерального конституционного закона от 12 июля 2006 г. N 2-ФКЗ "Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Камчатской области и Корякского автономного округа" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, N 29, ст. 3119).

*(8) Наименование нового субъекта Российской Федерации - Красноярский край - дано в связи с его образованием с 1 января 2007 г., а наименования прекративших существование с 1 января 2007 г. в качестве субъектов Российской Федерации Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа исключены из части 1 статьи 65 Конституции Российской Федерации на основании Федерального конституционного закона от 14 октября 2005 г. N 6-ФКЗ "Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2005, N 42, ст. 4212).

*(9) Наименование нового субъекта Российской Федерации - Пермский край - дано в связи с его образованием с 1 декабря 2005 г., а наименования прекративших существование с 1 декабря 2005 г. в качестве субъектов Российской Федерации Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа исключены из части 1 статьи 65 Конституции Российской Федерации на основании Федерального конституционного закона от 25 марта 2004 г. N 1-ФКЗ "Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2004, N 13, ст. 1110).

*(10) Наименование нового субъекта Российской Федерации - Иркутская область - дано в связи с его образованием с 1 января 2008 г., а наименование прекратившего существование с 1 января 2008 г. в качестве субъекта Российской Федерации Усть-Ордынского Бурятского автономного округа исключено из части 1 статьи 65 Конституции Российской Федерации на основании Федерального конституционного закона от 30 декабря 2006 г. N 6-ФКЗ "Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 1, ст. 1).

*(11) Наименование нового субъекта Российской Федерации - город федерального значения Севастополь - дано в соответствии с Федеральным конституционным законом от 21 марта 2014 г. N 6-ФКЗ "О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2014, N 12, ст. 1201).

*(12) Новое наименование автономного округа дано в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 25 июля 2003 г. N 841 "О включении нового наименования субъекта Российской Федерации в статью 65 Конституции Российской Федерации" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, N 30, ст. 3051).

*(13) Редакция пункта "о" приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

*(14) Редакция части 1 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ "Об изменении срока полномочий Президента Российской Федерации и Государственной Думы", вступившим в силу со дня его официального опубликования 31 декабря 2008 г. (Российская газета, 2008, 31 декабря). Применяется в отношении Президента Российской Федерации, избранного после вступления в силу названного Закона

*(15) Редакция пункта "е" приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

*(16) Статья 83 дополнена пунктом "е.1" в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

*(17) Статья 83 дополнена пунктом "е.2" в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 21 июля 2014 г. N 11-ФКЗ "О Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 22 июля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 22 июля, N 0001201407220002).

*(18) Редакция статьи 95 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 21 июля 2014 г. N 11-ФКЗ "О Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 22 июля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 22 июля, N 0001201407220002).

*(19) Редакция части 1 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ "Об изменении срока полномочий Президента Российской Федерации и Государственной Думы", вступившим в силу со дня его официального опубликования 31 декабря 2008 г. (Российская газета, 2008, 31 декабря). Применяется в отношении Государственной Думы, избранной после вступления в силу названного Закона.

*(20) Редакция пункта "ж" части 1 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

*(21) Редакция пункта "з" части 1 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

*(22) Часть 1 дополнена новым пунктом "в", буквенные обозначения последующих пунктов изменены в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. N 7-ФКЗ "О контрольных полномочиях Государственной Думы в отношении Правительства Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 31 декабря 2008 г. (Российская газета, 2008, 31 декабря).

*(23) Редакция части 1 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

*(24) Редакция пункта "а" части 1 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. N 7-ФКЗ "О контрольных полномочиях Государственной Думы в отношении Правительства Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 31 декабря 2008 г. (Российская газета, 2008, 31 декабря).

*(25) Редакция наименования главы 7 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

*(26) Редакция части 2 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

*(27) Редакция статьи 126 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

*(28) Статья 127 исключена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

*(29) Редакция статьи 128 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

*(30) Редакция статьи 129 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

Комментарий к Разделу 2 Конституции РФ

В комментируемый раздел Конституции включены два вида нормативных положений - заключительные и переходные. Объединение в одном разделе подчеркивает их неразрывную связь, что объективно обусловлено целями данного раздела - определить порядок вступления новой Конституции в силу и действия ранее принятых правовых актов, правовые основания для продолжения функционирования прежде образованных органов государственной власти, т.е. обеспечить со вступлением Конституции в силу динамичный и в то же время плавный переход к реализации ее новых положений о механизме власти и правовой системе. Заключительные положения сохраняют свою силу в течение всего периода действия Конституции, переходные носят временный характер.

Днем вступления Конституции в силу является 25 декабря 1993 г. - день ее официального опубликования в "Российской газете" и газете "Российские вести" по результатам всенародного голосования. Одновременно ЦИК опубликовала официальные итоги всенародного голосования по проекту Конституции 12 декабря 1993 г. Из немногим более чем 106 млн. зарегистрированных избирателей в голосовании приняли участие 54,8 процента избирателей. Из принявших участие в голосовании 58 187 755 граждан "за" принятие Конституции проголосовало 58,4 процента (32 937 630 избирателей), "против" - 41,6 процента (23 431 333 избирателя). Порядок проведения референдума определялся Положением о всенародном голосовании по проекту Конституции 12 декабря 1993 г., утвержденным Указом Президента от 15 октября 1993 г. "О проведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации" (САПП РФ.1993. N 42. Ст. 3995).

Различение в комментируемом пункте дня принятия Конституции - 12 декабря 1993 г. - и момента вступления ее в силу - 25 декабря 1993 г. - имеет существенное правовое значение, так как именно с последней датой связано прекращение действия Конституции (Основного Закона) Российской Федерации - России, принятой 12 апреля 1978 г. (с изм. и доп.), и в то же время возникновение правоотношений на основе новой Конституции, другие правовые последствия.

Так, в Конституционный Суд приходят обращения, в которых оспаривается конституционность правовых актов, принятых до 25 декабря 1993 г., с точки зрения разделения властей, разграничения компетенции между государственными органами и т.д. Однако, согласно ч. 2 ст. 86 ФКЗ от 21 июля 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации" (СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447; с изм. и доп.), проверку конституционности нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними, принятых до вступления в силу Конституции, Конституционный Суд правомочен производить только по одному параметру - содержанию норм.

Абзац 4 комментируемого пункта определяет правовую судьбу Федеративного договора от 31 марта 1992 г., представляющего собой единую систему трех договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов - республик, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, автономной области, автономных округов.

Постановлением VI Съезда народных депутатов Российской Федерации от 10 апреля 1992 г. "О Федеративном договоре" предусматривалось включение содержания Федеративного договора в Конституцию как ее составной части. Это было осуществлено Законом от 21 апреля 1992 г., дополнившим Конституцию, в частности ст. 81.1-81.5, 84.1-84.15, изменившим редакцию некоторых других статей (Ведомости РФ. 1992. N 17. Ст. 898; N 20. Ст. 1084). Тем не менее Федеративный договор сохранил силу как самостоятельный правовой документ.

Поэтому признание в комментируемом пункте прекращения действия Конституции 1978 г. со всеми изменениями и дополнениями, распространяясь и на указанное дополнение от 21 апреля 1992 г., не означает прекращения действия самого Федеративного договора. Согласно ч. 3 ст. 11 Конституции, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и ее субъектов осуществляется прежде всего Конституцией, но также Федеративным и иными договорами. Тем более что многие положения Федеративного договора инкорпорированы в текст новой Конституции.

Учитывая конституционную, а не договорную природу Российской Федерации и принцип высшей юридической силы Конституции, в комментируемом пункте установлено, что в случае несоответствия положениям Конституции положений Федеративного договора, а также других договоров между органами государственной власти Федерации и ее субъектов, между органами государственной власти субъектов Федерации действуют положения Конституции. Данное установление распространяется на договоры, как действовавшие на момент вступления в силу новой Конституции, так и на заключаемые в последующем.

Целый ряд положений Федеративного договора, отражавших непростые отношения федерального центра и субъектов Федерации в начале 90-х годов, сложности в становлении подлинных федеративных отношений, в настоящее время не подлежат действию и применению, фактически утратили силу и должны быть отменены в установленном порядке, так как противоречат Конституции и содержат такие же положения, какие были признаны неконституционными рядом решений Конституционного Суда, в частности Постановлением от 7 июня 2000 г. N 10-П по Конституции Республики Алтай и связанным с ним Определением от 27 июня 2000 г. N 92-О относительно положений конституций Республики Адыгеи, Республики Башкортостан, Республики Ингушетии, Республики Коми, Республики Северная Осетия - Алания и Республики Татарстан (СЗ РФ. 2000. N 25. Ст. 2728; N 29. Ст. 3117).

К числу неконституционных относятся положения Федеративного договора: предусматривающие суверенитет республик, что противоречит признанию Конституцией суверенитета только за Российской Федерацией и принципа равноправия ее субъектов (ст. 3-5, ч. 1 ст. 15, ст. 66 и др.); устанавливающие, что земля и другие природные ресурсы являются достоянием (собственностью) народов, проживающих на соответствующей территории, и что статус федеральных природных ресурсов определяется по взаимной договоренности органов государственной власти Федерации и ее субъектов, а это противоречит ст. 4 (ч. 1 и 2), 9, 15 (ч. 1), 36, 72 (п. "в" и "г" ч. 1) и 76 (ч. 2 и 5) Конституции; относящие судоустройство к совместному ведению Федерации и республик, определяющие, что республики обладают всей полнотой судебной власти на своей территории, кроме тех полномочий, которые переданы (отнесены) в ведение федеральных органов власти в соответствии с настоящим Договором, что противоречит ст. 71 (п. "г" и "о"), 76 (ч. 1), 118 (ч. 3) Конституции; о введении федеральными органами власти чрезвычайного положения на территории республики с предварительного согласия ее органов власти, что противоречит ст. 88, п. "в" ч. 1 ст. 102 Конституции.

Если Федеративный договор является общим для субъектов Федерации, то другие договоры о разграничении предметов ведения и полномочий заключались между органами государственной власти Федерации и ее конкретного субъекта. Начиная с 1994 г. было заключено 46 таких договоров. Наряду с позитивным влиянием на развитие федеративных отношений они вели и к асимметричности в построении Федерации, не всегда считались с конституционным принципом равноправия ее субъектов. Многие из них уже прекратили свое действие. Исправлению искажений в данной области служит также включение в 2003 г. в ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" новой главы IV.1 "Общие принципы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта Российской Федерации", в которой, в частности, установлено, что заключение договоров допускается только в том случае, если это обусловлено экономическими, географическими и иными особенностями субъекта Федерации, и в той мере, в которой указанными особенностями определено иное, чем это установлено федеральными законами, разграничение полномочий (СЗ РФ. 2003. N 27. Ч. 2. Ст. 2709). В связи с принятием ФЗ от 4 июля 2003 г. N 95-ФЗ, внесшего указанные изменения и дополнения, утратил силу ФЗ от 24 июня 1999 г. "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации".

Споры по вопросам разграничения предметов ведения и полномочий разрешаются с использованием переговоров и иных согласительных процедур, а при недостижении согласия могут быть вынесены на рассмотрение Конституционного Суда в соответствии с ч. 2 и 3 ст. 125 Конституции, а также судов общей и арбитражной юрисдикции в соответствии с их полномочиями.

2. Законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации.

Реформирование общества и государства в соответствии с закрепленными Конституцией основами конституционного строя, признание и гарантирование государством прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и Конституции требуют формирования новой правовой системы. Прежде принятые правовые акты во многом устарели, не отвечали современным потребностям развития личности, общества, государства. Однако как нельзя в одночасье отменить все устаревшие правоположения (это приведет к хаосу, разрушению правопорядка), так практически невозможно незамедлительно принять все необходимые новые правовые акты.

В связи с этим в комментируемом пункте установлено правило, согласно которому применение ранее принятых законов и иных правовых актов допустимо лишь в части, не противоречащей новой Конституции. Это правило адресовано всем правоприменителям, прежде всего органам законодательной, исполнительной и судебной властей.

Так, федеральный законодатель, приняв ФЗ от 28 августа 1995 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (СЗ РФ. 1995. N 35. Ст. 3506) и признав в связи с этим утратившими силу многие статьи Закона от 6 июля 1991 г. "О местном самоуправлении в Российской Федерации", определил, что ст. 49-76, 80-86 этого Закона применяются в части, не противоречащей Конституции и данному ФЗ, до принятия субъектами Федерации соответствующих законов (ст. 54, 56). Президент Указом от 24 декабря 1993 г. "О мерах по приведению законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации" (САПП РФ. 1993. N 52. Ст. 5086) признал недействующими и не подлежащими применению в целом или частично 46 законов, других законодательных актов, а также ряд своих указов.

В Постановлении Пленума Верховного Суда от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" (Бюллетень ВС РФ. 1996. N 1. С. 3) суды ориентируются на непосредственное применение Конституции, когда они приходят к выводу, что федеральный закон, действовавший до вступления в силу Конституции, противоречит ей.

Таким образом, комментируемое положение является правовым основанием для правоприменителей самим решать вопрос о возможности применения или неприменения прежде принятых законов, иных правовых актов, их отдельных положений в зависимости от собственной оценки их соответствия новой Конституции. Однако правоприменитель может ошибочно оценить правовой акт как неконституционный и отказаться его применить. В таком случае заинтересованное лицо может обжаловать это действие (решение) в вышестоящую инстанцию или в суд в соответствии с Законом от 27 апреля 1993 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан".

Положения комментируемого пункта не отрицают права уполномоченных на то органов и лиц обращаться и в Конституционный Суд с запросами о проверке конституционности указанной категории актов, учитывая, однако, как отмечалось, что он правомочен оценивать такие акты только по содержанию норм. То же относится и к праву на обращение в Конституционный Суд граждан с жалобами на нарушение законом конституционных прав и свобод, и к запросам судов о проверке конституционности закона в связи с конкретным делом.

Правило, установленное в анализируемом пункте, будет действовать еще длительный период, так как процесс формирования новой правовой системы развивается очень медленно. В последнее время немало делается и еще предстоит сделать для развития и приведения в соответствие с федеральной Конституцией нормотворчества субъектов Федерации в целях обеспечения единства конституционно-правового пространства.

3. Президент Российской Федерации, избранный в соответствии с Конституцией (Основным Законом) Российской Федерации - России, со дня вступления в силу настоящей Конституции осуществляет установленные ею полномочия до истечения срока, на который он был избран.

Президент в соответствии с Конституцией 1978 г. (в ред. от 24 мая 1991 г.) был избран сроком на пять лет 12 июня 1991 г., т.е. до 12 июня 1996 г., с прекращением исполнения своих полномочий с момента принесения присяги вновь избранным Президентом, выборы которого состоялись 16 июня - 3 июля 1996 г. Им стал прежний Президент.

Конституция России 1993 г. внесла изменения в институт президентской власти, расширила полномочия федерального Президента по сравнению с предыдущей Конституцией, по-новому определила его взаимоотношения с другими ветвями власти, установила четырехлетний срок полномочий (см. комм. к гл. 4). В комментируемом пункте закреплены правовые основания для продолжения деятельности действовавшего в 1993 г. Президента до истечения срока, на который он был избран. При этом, что имеет принципиальное значение, Президент получил право со дня вступления Конституции в силу осуществлять установленные ею президентские полномочия. Тем самым обеспечивалась непрерывность функционирования института президентской власти.

В Определении Конституционного Суда от 5 ноября 1998 г. N 134-О, касавшемся запроса Государственной Думы о толковании ч. 3 ст. 81 и п. 3 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции (СЗ РФ. 1998. N 46. Ст. 5701), отмечалось: Конституция не содержит оговорки о том, что указанный в рассматриваемом пункте срок полномочий Президента не включается в сроки, предусмотренные в ч. 3 ст. 81; прежний (первый) срок его полномочий с принятием новой Конституции не прерывался. Имеющий переходный характер п. 3 раздела второго Конституции в июне-июле 1996 г. был исчерпан и в дальнейшем регулятором общественных отношений служить не может.

4. Совет Министров - Правительство Российской Федерации со дня вступления в силу настоящей Конституции приобретает права, обязанности и ответственность Правительства Российской Федерации, установленные Конституцией Российской Федерации, и впредь именуется - Правительство Российской Федерации.

Положения данного пункта аналогичны предыдущему и направлены на обеспечение непрерывности деятельности важнейшего института исполнительной власти - федерального Правительства. Его конституционно-правовой статус также претерпел изменения (см. комм. к гл. 6). В связи с этим норма, включенная в комментируемый пункт, предусмотрела со дня вступления в силу Конституции приобретение образованным на основе прежней Конституции Советом Министров - Правительством прав, обязанностей и ответственности Правительства, установленных новой Конституцией. Устранено и двойное наименование этого органа. В соответствии с ч. 2 ст. 114 Конституции был принят ФКЗ от 17 декабря 1997 г. "О Правительстве Российской Федерации" (действует в ред. от 2 марта 2007 г.).

5. Суды в Российской Федерации осуществляют правосудие в соответствии с их полномочиями, установленными настоящей Конституцией.

После вступления в силу Конституции судьи всех судов Российской Федерации сохраняют свои полномочия до истечения срока, на который они были избраны. Вакантные должности замещаются в порядке, установленном настоящей Конституцией.

Конституция обеспечивает преемственность и непрерывность функционирования также институтов судебной власти. Положение абз. 1 комментируемого пункта означает, что суды осуществляют правосудие в соответствии как с их основополагающими полномочиями, установленными непосредственно Конституцией (гл. 7), причем наиболее развернуто и по-новому - применительно к Конституционному Суду (ст. 125), так и с полномочиями, определенными федеральными конституционными законами, к которым отсылает Конституция, и в предусмотренных федеральными законами процессуальных формах (ст. 118, 126-128 и др.).

На основе Конституции 1993 г. уже приняты федеральные конституционные законы от 21 июля 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации", от 28 апреля 1995 г. "Об арбитражных судах в Российской Федерации", от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации", от 23 июня 1999 г. "О военных судах Российской Федерации", измененная редакция Закона РФ "О статусе судей в Российской Федераций", ФЗ от 17 декабря 1998 г. "О мировых судьях в Российской Федерации", новые Гражданский кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс, Уголовный кодекс, УПК и др. Сохраняют силу в части, не противоречащей Конституции, ранее принятые законы, касающиеся деятельности судов, но неоправданно затянулось принятие вытекающих из Конституции федеральных конституционных законов о судах общей юрисдикции, о Верховном Суде и др. Новый этап в проведении судебной реформы должен привести к активизации работы по развитию законодательной основы судебной деятельности.

Абзац 2 комментируемого пункта определяет правовые основания для сохранения полномочий судей всех судов до истечения срока, на который они были избраны. У многих судей полномочия не были ограничены определенным сроком, что предусматривал Закон от 26 июня 1992 г. о статусе судей. Этот принцип сохранялся для них и после вступления в силу Конституции, хотя в ФКЗ от 31 декабря 1996 г. о судебной системе оговаривалось, что полномочия судей федеральных судов не ограничиваются определенным сроком, если иное не установлено Конституцией или федеральным конституционным законом. Вакантные же судейские должности замещаются в порядке, установленном Конституцией (п. "е" ст. 83, п. "ж" ч. 1 ст. 102, ч. 1 ст. 121, ч. 1 и 2 ст. 128).

В Определении Конституционного Суда от 15 февраля 2005 г. N 1-О по запросу Верховного Суда (СЗ РФ. 2005. N 10. Ст. 899) указывалось, что названное переходное положение, по его смыслу, распространяется на тех судей, конкретный срок полномочий которых определяется законом, действующим на момент их избрания до вступления в силу Конституции. Статьи же 119 и 120 Конституции непосредственно не предусматривают занятие должности судьи бессрочно (пожизненно). Поэтому отказ от бессрочного замещения должности судьи не может рассматриваться как ущемление конституционного статуса судей в РФ, а следовательно, федеральный законодатель, будучи не вправе сократить конкретный срок полномочий для тех судей которые были избраны на установленный законом срок, может при этом, действуя в рамках предоставленных ему Конституцией дискреционных полномочий по дополнительному урегулированию статуса судей, ввести предельный возраст пребывания в должности судьи, в том числе в отношении действующих судей, которые раньше были назначены на должность без определения конкретного срока полномочий. С 2001 г. предельный возраст пребывания в должности судьи - 65 лет.

6. Впредь до введения в действие федерального закона, устанавливающего порядок рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей, сохраняется прежний порядок судебного рассмотрения соответствующих дел.

До приведения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями настоящей Конституции сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления.

Учреждение суда присяжных было предусмотрено еще в 1991 г. прежней Конституцией. Закон от 16 июля 1993 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" (Ведомости РФ, 1993. N 33. Ст. 1313) определил, в частности, новые положения уголовно-процессуального законодательства, которые вошли в УПК в виде самостоятельного раздела "Производство в суде присяжных". Новый раздел V появился и в Законе "О судоустройстве РСФСР". Однако Закон от 16 июля 1993 г. не предусматривал одновременного введения судов присяжных повсеместно, ибо объективно они могут вводиться лишь поэтапно, по мере расширения материально-финансовых и организационно-технических возможностей.

Участие присяжных заседателей в судопроизводстве закрепила и Конституция России 1993 г. (см. комм. к ч. 2 ст. 20, ч. 2 ст. 47, ч. 4 ст. 123), предусмотрев регламентацию этого института федеральным законом. До введения его в действие, как определяет абз. 1 комментируемого пункта, сохраняется прежний порядок судебного рассмотрения соответствующих дел. А это дела о наиболее тяжких и опасных преступлениях, в том числе за которые установлена смертная казнь. Вместе с тем в тех девяти регионах, где уже созданы суды присяжных, они правомочны применять правила производства в таких судах, установленные в УПК. Жители же большинства регионов страны пока фактически лишены права на суд присяжных.

В Постановлении Конституционного Суда от 2 февраля 1999 г. N 3-П (СЗ РФ. 1999. N 6. Ст. 867), касавшемся законодательных норм о рассмотрении судом дел с участием присяжных заседателей, указано: в связи с тем что для выполнения законодателем обязанности, вытекающей из ст. 20 (ч. 2) и абз. 1 п. 6 раздела "Заключительные и переходные положения" Конституции, прошло достаточно времени, Федеральному Собранию надлежит незамедлительно внести в законодательство изменения, обеспечивающие на всей территории страны реализацию права обвиняемого в преступлении, за совершение которого установлена смертная казнь, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей; признано недопустимым с момента вступления в силу данного Постановления назначение наказания в виде смертной казни до введения в действие соответствующего федерального закона.

Часть 2 ст. 22 Конституции определяет, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению, за исключением задержания на срок не более 48 часов. Непосредственно этого положения касается абзац 2 комментируемого пункта, определяющий, что сохраняется прежний порядок указанных процессуальных действий до приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией. Тем самым до этого момента, по сути, приостановлено действие положения ч. 2 ст. 22 Конституции о необходимости принятия судебного решения в названных случаях. Согласно Концепции судебной реформы, оно станет действовать лишь с 1 января 2004 г.

В Определении от 19 апреля 2001 г. N 101-О Конституционный Суд отмечал, что после принятия Конституции прошло более семи лет - период, согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом в Постановлении от 2 февраля 1999 г. N 3-П, достаточный для выполнения законодателем предписаний п. 6 раздела второго Конституции о приведении уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, в соответствие с Конституцией. Такой закон, однако, до сих пор не принят. Тем самым в конечном счете меняется конституционное значение содержащихся в Конституции переходных положений, поскольку временная норма фактически становится постоянно действующей и в таком качестве нарушает не только право, закрепленное в ст. 22 (ч. 2) Конституции, но и провозглашенный ее статьей 18 принцип, согласно которому права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими.

В то же время в Постановлении от 13 июня 1996 г. N 14-П (СЗ РФ. 1996. N 26. Ст. 3185), касавшемся нормы ст. 97 УПК, рассматривая во взаимосвязи положения п. 2, абз. 2 п. 6 раздела второго и ст. 22 Конституции, Конституционный Суд указал, что предписание п. 6 не может толковаться расширительно и распространяться на те элементы процедуры ареста, которые не оговорены в ст. 22 (ч. 2), т.е. не связаны с судебным санкционированием ареста.

7. Совет Федерации первого созыва и Государственная Дума первого созыва избираются сроком на два года.

Конституция (ст. 95) не устанавливает срок полномочий Совета Федерации. Относительно Государственной Думы определено, что она избирается сроком на четыре года (ч. 1 ст. 96). Комментируемый пункт содержит временную норму, касавшуюся срока полномочий палат Федерального Собрания только первого созыва. Установление сравнительно краткого, двухлетнего, срока этих полномочий обуславливалось особенностями переходного периода, быстротекущими изменениями в жизни общества, которые требовали после выхода страны из возникшего политического и экономического кризиса не затягивать обновление состава Федерального Собрания.

Необходимость установления срока полномочий Совета Федерации первого созыва обуславливалась, кроме того, и тем, что он избирался одновременно с Государственной Думой, а не формировался, как предусмотрено в ч. 2 ст. 95 Конституции, на основе представительства от каждого субъекта Федерации: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти, - так как в большинстве регионов представительные органы в тот период были распущены на основе указов Президента.

В соответствии с положениями ст. 99 (ч. 1 и 4) Конституции, ст. 3 ФЗ от 8 мая 1994 г. "О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" полномочия Совета Федерации и Государственной Думы первого созыва прекратились с момента начала работы вновь сформированного Совета Федерации и вновь избранной Государственной Думы, соответственно с 23 и 16 января 1996 г.

8. Совет Федерации на свое первое заседание собирается на тридцатый день после избрания. Первое заседание Совета Федерации открывает Президент Российской Федерации.

Данное положение, как и другие положения из второго раздела о палатах Федерального Собрания, является переходным, касается Совета Федерации первого созыва. Правда, в отличие от норм п. 7 и 9 этого раздела в п. 8 нет прямого указания на первый созыв, но он подразумевается, так как говорится о первом заседании после избрания. На основе же выборов предусматривалось формирование Совета Федерации первого созыва.

Применительно к Государственной Думе аналогичная процедура определена в основном - первом разделе Конституции (ч. 2 и 3 ст. 99). Отсутствие в этом разделе такой же нормы о первом заседании Совета Федерации, относящейся ко всем его последующим составам, обусловлено тем, что, по смыслу Конституции, Совет Федерации не имеет четко очерченных созывов, так как его состав обновляется постепенно.

9. Депутат Государственной Думы первого созыва может одновременно являться членом Правительства Российской Федерации. На депутатов Государственной Думы - членов Правительства Российской Федерации не распространяются положения настоящей Конституции о неприкосновенности депутатов в части ответственности за действия (или бездействие), связанные с выполнением служебных обязанностей.

Депутаты Совета Федерации первого созыва осуществляют свои полномочия на непостоянной основе.

Часть 3 ст. 97 Конституции определяет, что депутаты Государственной Думы работают на профессиональной постоянной основе и не могут находиться на государственной службе, заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности. Комментируемый пункт сделал исключение из этого конституционного принципа для депутатов Государственной Думы первого созыва, которые могли совмещать депутатский мандат с должностью члена федерального Правительства. Однако такое совмещение влекло за собой существенное правовое последствие - на этих лиц не распространялись положения ст. 98 Конституции о депутатской неприкосновенности в части ответственности за действия (или бездействие), связанные с выполнением служебных обязанностей.

Другое переходное положение анализируемого пункта касалось депутатов Совета Федерации первого созыва. К моменту вынесения проекта Конституции на референдум его составители окончательно не определили, каковы будут порядок формирования и деятельности Совета Федерации, статус его членов. Это видно даже по используемой терминологии. В п. 9 они именуются депутатами, так как Совет Федерации первого созыва формировался путем выборов. В гл. 5 первого раздела они называются членами Совета Федерации, что предполагает возможность формирования этой палаты в ином порядке, установленном федеральным законом. Если в гл. 5 определено, что депутаты Государственной Думы работают на профессиональной постоянной основе, то о членах Совета Федерации никакой записи о принципах их работы в палате глава 5 не содержит.

Абзац 2 комментируемого пункта и дал ответ на этот вопрос применительно к депутатам Совета Федерации первого созыва, указав, что они осуществляют свои полномочия на непостоянной основе, хотя на практике значительная их часть работала на постоянной основе. ФЗ от 5 августа 2000 г. о порядке формирования Совета Федерации, в отличие от предшествующего аналогичного по названию ФЗ от 5 декабря 1995 г., распространил на членов Совета Федерации принцип осуществления полномочий на постоянной основе.

───────────────────────────────────────────

*(1) См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации. М.: Новая правовая культура, 2002. С. 27-28.

*(2) См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. М.: Норма, 2000. С. 768-773.

*(3) В Определении от 1 марта 2001 г. N 67-О (ВКС РФ. 2001. N 4) Конституционный Суд к числу объединений (юридических лиц), которым по своей правовой природе может принадлежать право на занятие предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельностью, отнес акционерные общества (закрытые или открытые) и иные хозяйственные товарищества и общества. В дальнейшем Определением Конституционного Суда от 6 декабря 2001 г. N 310-О (СЗ РФ. 2002. N 15. Ст. 1496) эта правовая позиция была распространена на любых субъектов любых форм собственности.

*(4) Справедливости ради надо отметить, что такая цель была поставлена в Концепции реформы системы пенсионного обеспечения в РФ, Программе пенсионной реформы и др., однако противоречивое и в определенной степени хаотичное развитие законодательства о пенсионном обеспечении надо оценивать скорее как уводящее от этой цели, нежели направленное на ее достижение.

*(5) См.: Захаров М.Л., Тучкова Э.Г. Пенсионная реформа в России. Экспертное заключение. М.: Р. Валент, 2002. С. 16.

*(6) См.: Васильев Ю.В. О функциональном подходе к предмету права социального обеспечения//Гарантии реализации прав граждан в сфере труда и социального обеспечения. Практика применения трудового законодательства и законодательства о социальном обеспечении: Материалы Международной научно-практической конференции/Под ред. К.Н. Гусова. М., 2006. С. 599.

*(7) Рассматривая различные обращения граждан и судов о проверке конституционности тех или иных положений Жилищного кодекса РФ, Конституционный Суд исходит из того, что регламентация отношений по пользованию жилыми помещениями (обмен, вселение и т.д.) статьей 40 Конституции не устанавливается. Решение соответствующих вопросов отнесено к компетенции законодателя.

*(8) Постановлением Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. N 13-П (СЗ РФ. 2003. N 30. Ст. 3101) положение п. 2 ч. 1 ст. 26 ГПК, относящее к подсудности верховных судов республик, краевых, областных и приравненных им судов дела об оспаривании нормативных правовых актов субъектов Федерации, признано не соответствующим Конституции РФ, в той мере, в какой оно допускает разрешение судом общей юрисдикции дел об оспаривании конституций и уставов субъектов РФ.

*(9) В настоящее время состав субъектов Российской Федерации и наименования некоторых из них изменились. В частности, появились Пермский (с 1 декабря 2005 г.), Камчатский (с 1 июля 2007 г.) и Забайкальский (считается образованным с 1 марта 2008 г.) края; одновременно прекратили или в ближайшее время прекращают свое существование Пермская, Камчатская и Читинская области, а также такие автономные округа, как Коми-Пермяцкий (объединился с Пермской областью), Таймырский (Долгано-Ненецкий) и Эвенкийский (объединились с Красноярским краем), Корякский (объединился с Камчатской областью), Усть-Ордынский Бурятский (объединился с Иркутской областью) и Агинский Бурятский (объединился с Читинской областью).

*(10) С 1 января 2008 г. вступает в силу новая редакция БК, согласно которой статьи 89 и 90 данного кодекса исключены (ФЗ от 26 апреля 2007 г. "О внесении изменений в БК РФ в части регулирования бюджетного процесса и приведении в соответствие с бюджетным законодательством РФ отдельных законодательных актов РФ"). Вопросы государственного и муниципального заимствования регулируются статьей 103 ("Осуществление государственных и муниципальных заимствований") и статьей 104 ("Заимствования и гарантии субъектов РФ, муниципальных образований в иностранной валюте"). Новое регулирование вопросов государственного заимствования увязано с иными новациями Кодекса, в частности предусмотренными в гл. 13 "Дефицит бюджета и источники его финансирования". Так, например, вводится понятие нефтегазового дефицита, в целях финансирования которого осуществляются государственные внутренние и внешние заимствования.

*(11) Хартия не является международным актом в полном смысле этого слова. Она разработана и принята участниками многосторонней международной конференции в Страсбурге 8-10 июля 1998 г., под эгидой Совета Европы и чрезвычайно авторитетных международных организаций судей: Европейской ассоциацией судей и Европейские судьи за демократию и свободу. К Хартии присоединились иные региональные и национальные судейские организации, а также целый ряд научно-исследовательских центров и судейских школ (академий).

*(12) Относительно должного обеспечения этого вида судебных органов см. также определения Конституционного Суда от 15 февраля 2005 г. N 5-О по жалобе гр. Сухачевой В.В. (ВКС РФ. 2005. N 5); от 8 ноября 2005 г. N 366-О в связи с запросом Сахалинской областной думы (ВКС РФ. 2006. N 2); от 27 декабря 2005 г. N 491-О по запросу Санкт-Петербургского городского суда (ВКС РФ. 2006. N 2); от 27 декабря 2005 г. N 522-О в связи с жалобами гр. Кулешовой Л.В. (там же).

*(13) Обратим внимание, что, к сожалению, принятие нового УПК не устранило еще одного аспекта проблемы разграничения компетенции суда и других органов государственной власти, в частности, прокуратуры (о чем ранее Конституционный Суд неоднократно говорил. (Постановление от 20 апреля 1999 г. N 1-П//СЗ РФ. 1999. N 17. Ст. 2205; определения от 21 декабря 2000 г. N 295-О в связи с жалобой гр. Красильникова С.Е.//СЗ РФ. 2001. N 17. Ст. 1766; от 16 мая 2001 г. N 105-О по запросу Свердловского районного суда г. Перми//ВКС РФ. 2002. N 1). В связи с чем в Постановлении от 8 декабря 2003 г. N 18-П (СЗ РФ. 2003. N 51. ст. 5026). Конституционный Суд указал, что законом должны быть строго разграничены судебная функция разрешения уголовного дела и функции обвинения, осуществляемой прокуратурой. "Суд же, осуществляющий судебную власть посредством уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, в ходе производства по делу не может становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, подменять стороны, принимая на себя их процессуальные правомочия, а должен оставаться объективным и беспристрастным арбитром". Данная правовая позиция была усилена Постановлением Конституционного Суда от 29 июня 2004 г. N 13-П (СЗ РФ. 2004. N 27. Ст. 2807).

*(14) Правило об обязательном медицинском освидетельствовании кандидата на должность судьи появилось в 2001 г. Перечень заболеваний, препятствующих назначению на должность судьи, в соответствии с требованиями ст. 4.1 утвержден Советом судей РФ 26 декабря 2002 г. (РГ. 2003. 24 января).

*(15) Нормы ст. 4 Закона о статусе судей неоднократно становились предметом рассмотрения в Конституционном Суде. См. подробнее определения: от 8 июня 2004 г. N 214-О об отказе в принятии к рассмотрению запроса Верховного Суда РФ о проверке соответствия Конституции РФ ряда положений п. 1 ст. 4 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" (ВКС РФ. 2004. N 6); от 15 февраля 2005 г. N 5-О по жалобе гр. Сухачевой В.В. (ВКС РФ. 2005. N 5); от 27 декабря 2005 г. N 491-О по запросу Санкт-Петербургского городского суда (ВКС РФ. 2006. N 2); от 27 декабря 2005 г. N 522-О в связи с жалобами гр. Кулешовой Л.В. (там же); от 2 февраля 2006 г. N 20-О в связи с жалобами гр. Половцева И.Н. (Судебная практика); от 2 февраля 2006 г. N 37-О по запросу Конституционного Суда Республики Карелии (ВКС РФ. 2006. N 3); от 2 марта 2006 г. N 21-О в связи с жалобой гр. Карпенко Ю.В. (Судебная практика) и др.

*(16) В Конституционном Суде неоднократно рассматривались вопросы, связанные с рекомендацией или отказом в таковой квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта РФ. Весьма показательно в этом отношении одно из последних определений от 12 июля 2006 г. N 263-О по жалобе гр. Фурсова Д.А. (Судебная практика.).

*(17) Статья 6 ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации" содержит диспозитивную норму о порядке формирования корпуса мировых судей соответствующим субъектом Федерации: путем избрания их населением или путем назначения (избрания) законодательными (представительными) органами государственной власти. К моменту подготовки настоящего комментария ни один из субъектов Федерации не воспользовался первым способом формирования.

*(18) См. так же Определение от 5 ноября 2003 г. N 412-О по жалобе гр. Новикова А.Д. (ВКС РФ. 2004. N 1). Заявитель пытался оспорить в Конституционном Суде законодательный запрет быть представителями общественности в квалификационных коллегиях судей лицам, замещающим должности государственной или муниципальной службы, а также депутатам различного уровня и т.п., утверждая, что запрет нарушает конституционное право граждан на участие в отправлении правосудия. В данном обращении в очередной раз проявилась неспособность некоторых заявителей провести разделение между субъективными конституционными правами, принадлежащими каждому гражданину вне зависимости от его положения и т.п., и правами гражданина - носителя государственной власти и участника осуществления местного самоуправления, государственного или муниципального служащего. Аналогичен порок жалобы заявителя применительно к уже не раз приводившемуся в настоящем комментарии Определению от 27 декабря 2005 г. N 522-О (ВКС РФ. 2006. N 2). На наш взгляд, данное обстоятельство заслуживает внимания законодателя, поскольку представляется необходимым ужесточить требования к квалификации заявителей. Хотя в подавляющем большинстве зарубежных стран заявитель, подающий конституционную жалобу, может и не иметь своего представителя - юриста определенной квалификации, в условиях России отсутствие какого бы то ни было профессионального барьера привело к обвальному потоку неграмотно составленных жалоб и перегрузке Конституционного Суда.

*(19) Наличие структурного портфеля в отношении РФ констатировано Промежуточной резолюцией Комитета Министров Совета Европы Res DH (2006)1 относительно нарушений принципов юридической определенности по надзору в гражданских исках в Российской Федерации - принятые меры и нерешенные проблемы (см. комм. к ст. 126).

*(20) Весной 2007 г. Правительство РФ внесло в Государственную Думу соответствующий проект федерального закона. Интересным представляется в этом отношении Определение Конституционного Суда от 9 апреля 2003 г. N 132-О в связи с жалобой администрации г. Волгограда на нарушение конституционных прав и свобод положениями п. 3 ст. 19 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" (ВКС РФ. 2003. N 5), которым выявлен конституционно-правовой смысл названного положения в части обеспечения баланса принципов финансирования судебной власти только из федерального бюджета (см. комм. к ст. 124) и самостоятельности местного самоуправления (см. подробнее комм. к ст. 130).

*(21) В Постановлении также затронут вопрос о качестве стажа юридической работы, включаемой или не включаемой в стаж, необходимый для назначения ежемесячного пожизненного содержания судьи в отставке. Правовая позиция относительно времени ухода на пенсию и (или) в отставку развита в Определении от 18 января 2005 г. N 7-О (ВКС РФ. 2005. N 3).

*(22) См., например: Савицкий В.М. Комментарий к статье 120//Конституция Российской Федерации. Научно-практический комментарий. М., 1997. С. 603-604; Кашепов В.П. Комментарий к статье 121//Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1996. С. 524-525, Божьев В.П. Комментарий к статье 121//Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 2001. С. 586.

*(23) В момент подготовки к печати настоящего комментария Высший Арбитражный Суд внес в Государственную Думу проект закона, уточняющего вопрос перевода судей в другие суды применительно к образованию в составе РФ нового субъекта.

*(24) Весьма интересно в этом отношении Определение Конституционного Суда от 18 июля 2006 г. N 191-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Королевой А.Е. на нарушение ее конституционных прав статьей 13 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" (Судебная практика). Заявительница была судьей городского суда; в октябре 2005 г. она была избрана депутатом собрания депутатов муниципального образования, в связи с чем обратилась к квалификационной коллегии с просьбой о приостановлении полномочий судьи, в чем ей было отказано на основании п. 3 ст. 3 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации". Конституционный Суд не усмотрел в нормах ст. 13 ограничения пассивного избирательного права, на чем настаивала заявительница, указав, что требования ст. 13 в равной мере распространяются на случаи приостановления полномочий судей - как ставших депутатами законодательных (представительных) органов государственной власти РФ или ее субъекта, так и ставших депутатами представительных органов местного самоуправления, поскольку иное противоречило бы принципу равенства всех перед законом (ст. 19 Конституции) и был бы нарушен принцип единства статуса судей.

*(25) ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" содержит несколько статей, определяющих основы правового статуса квалификационных коллегий судей: порядок их формирования и обновления; порядок принятия регламента; полномочия квалификационных коллегий судей разного уровня; основы порядка их работы. Более детально правовой статус квалификационных коллегий судей урегулирован Положением о квалификационных коллегиях судей, утвержденным 15 июля 2002 г. Высшей квалификационной коллегией судей РФ (Российская юстиция. 2002. N 1. С. 72-78).

*(26) Вопросы обжалования решений квалификационных коллегий судей различными участниками отношений, связанных с применением (отказом в применении) тех или иных оснований для приостановления либо прекращения полномочий судьи, неоднократно были предметом рассмотрения Конституционного Суда. Приведем здесь ссылки на некоторые из его решений, показывающих почти весь спектр поднимающихся в обращениях проблем (определения от 19 февраля 2004 г. N 60-О в связи с жалобой гр. Шестакова В.А.//Судебная практика; от 16 декабря 2004 г. N 394-О по жалобе Генерального прокурора РФ//ВКС РФ. 2005. N 2; от 2 марта 2006 г. N 45-О в связи с жалобами гр. Семак С.В. и Сокотова В.П. (ВКС РФ. 2006. N 3); от 2 марта 2006 г. N 59-О в связи с жалобой гр. Ливинова А.В. (Судебная практика); от 23 июня 2005 г. N 229-О в связи с жалобой гр. Тешелевой Д.А. (там же); от 12 июля 2006 г. N 181-О по запросу Калининградского областного суда (там же).

*(27) Весьма интересный анализ норм этого ФЗ содержится в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 27 октября 2004 г. N 17пв04 (Судебная практика). В названном Постановлении Верховный Суд осуществил детальный анализ правовой природы мировых судей, а также их взаимосвязей с федеральной судебной системой в связи с оспариванием норм Закона Республики Коми "О мировых судьях в Республике Коми" на предмет их противоречия названному ФЗ.

*(28) Данная позиция законодателя подтверждена в Определении Конституционного Суда от 16 декабря 2004 г. N 394-О по жалобе Генерального прокурора (ВКС РФ. 2005. N 2).

*(29) Утвержден VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 г. (Вестник ВАС РФ. 2005. N 2).

*(30) Конституционный Суд по меньшей мере дважды был вынужден обращаться к проблеме сроков привлечения судей к дисциплинарной ответственности. В обоих случаях заявителями были предприняты попытки обосновать нарушение принципа равенства граждан в сфере трудовых прав и необходимости применения аналогичных по своей природе сроков, установленных Трудовым кодексом (ст. 193). Конституционный Суд констатировал, что специальный порядок рассмотрения дел о прекращении полномочий судьи представителями судейского сообщества, установленный частью 2 ст. 15 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", ст. 12.1 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" и статьями 21-26 ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", обусловлен особым правовым статусом судей и не может рассматриваться как нарушающий конституционные прав и свободы граждан (Определение от 19 февраля 2004 г. N 60-О в связи с жалобой гр. Шестакова В.А.//Судебная практика); Определение от 23 июня 2005 г. N 229-О в связи с жалобой гр. Тешелеевой Д.А.//Судебная практика).

*(31) Конституционный Суд неоднократно указывал на необходимость разработки и скорейшего принятия федерального конституционного закона о правовом статусе судов общей юрисдикции, в частности в постановлениях от 11 апреля 2000 г. N 6-П (СЗ РФ. 2000. N 16. Ст. 1774), от 27 января 2004 г. N 1-П (СЗ РФ. 2004. N 3. Ст. 403).

*(32) Проблема конфигурации судебного надзора в рамках гражданского процесса составляет так называемый структурный портфель, т.е. совокупность проблем институционального, организационного, а в данном случае, естественно, и процессуального характера, создавшая условия для систематического нарушения прав и свобод граждан, гарантированных Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Данное обстоятельство констатировано Промежуточной резолюцией Комитета Министров Совета Европы Res DH (2006) 1 относительно нарушений принципов юридической определенности по надзору в гражданских исках в РФ - принятые общие меры и нерешенные вопросы. Отметив существенное продвижение российского гражданского процесса в сторону европейских стандартов в данной сфере (к числу которых отнесены ограничение круга субъектов-инициаторов надзорной стадии только сторонами по делу и лицами, чьи интересы затронуты решением суда; ограничение возможностей инициировать надзорное производство в течение года с момента вынесения обжалуемого решения), Комитет, тем не менее, счел ситуацию недостаточно изменившейся и оставил вопрос "на контроле".

*(33) В течение длительного периода времени как практика, так и юридическая наука обсуждает этот вопрос. См., например: Вильнянский С.И. Значение судебной практики в гражданском праве//Ученые труды ВИЮН. М., 1947. С. 239-290; Зивс С.Л. Источники права. М., 1981; Судебная практика в советской правовой системе. М., 1975; Судебная практика как источник права. М., 1997; Судебная практика как источник права. М., 2000; Самостоятельность и независимость судебной власти РФ/Под ред. В.В. Ершова. М., 2006. С. 171-180, 210-284, 317-33; Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М., 2007.

*(34) Применительно к рассмотрению вопросов об оспаривании нормативных правовых актов - не только Президента РФ, палат Федерального Собрания, Правительства РФ, но и иных федеральных органов государственной власти, затрагивающих права и свободы граждан, Конституционный Суд в Определении от 2 марта 2006 г. N 58-О по жалобе гр. Смердова С.Д. (ВКС РФ. 2006. N 4) указал, что оспариваемые нормы ст. 251 ГПК не предполагают отказа суда в принятии заявлений или возвращении уже принятых заявлений о признании не зарегистрированных и не опубликованных в установленном порядке актов органов государственной власти или их должностных лиц противоречащими закону полностью или в части, если заявитель считает, что нарушены его права.

*(35) Конституционный Суд несколько раз обращался к вопросам, связанным с более точным определением компетенции Верховного Суда РФ в этой части. Так, в Постановлении от 27 января 2004 г. N 1-П (СЗ РФ. 2004. N 5. Ст. 403), а также в некотором смысле в определениях от 10 декабря 2002 г. N 283-О и N 284-О по запросу Правительства РФ (СЗ РФ. 2002. N 52. Ст. 5289 и 5290) Конституционный Суд уточнил пределы рассмотрения дел о соответствии федеральному закону нормативных актов Правительства РФ, указав на неподсудность таких дел Верховному Суду РФ в случаях, когда полномочия по принятию соответствующего нормативного акта напрямую вытекают из федерального закона, поскольку такой предмет непосредственно относится к компетенции Конституционного Суда.

*(36) Данная норма также была предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ, который в Постановлении от 25 февраля 2004 г. N 4-П по делу о проверке конституционности п. 10 ст. 75 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ч. 1 ст. 259 ГПК РФ в связи с запросом Верховного Суда РФ власти (СЗ РФ. 2004. N 9. Ст. 831) признал оспариваемые положения в части наделения Центральной избирательной комиссии РФ правом фактически определять компетенцию Верховного Суда Российской Федерации (поскольку именно ЦИК ранее принимала обязательное для суда решение о передаче избирательного спора Верховному Суду) необоснованным вторжением в компетенцию судебной.

*(37) Изменения в Закон о судоустройстве в этой части были приняты в целях реализации конституционной нормы, содержащейся в ч. 3 ст. 50 Конституции РФ.

*(38) См. Определение Конституционного Суда от 14 декабря 2004 г. N 452-О по жалобе гр. Шевелевой Л.А. (ВКС РФ., 2005. N 3).

*(39) Относительно данного полномочия Высшего Арбитражного Суда в Определении от 12 июля 2006 г. N 182-О по жалобам гр. Каплина А.Е. и ряда организаций (СЗ РФ. 2006. N 40. Ст. 4204). Конституционным Судом была выработана правовая позиция, согласно которой прекращение судом производства по делу об оспаривании нормативного правового акта в случае, когда этот акт решением принявшего его органа государственной власти или должностного лица признан утратившим силу, недопустимо. Необходимо иметь в виду и правовую позицию, сформулированную в Определении от 2 марта 2006 г. N 58-О по жалобе гр. Смердова С.Д. (ВКС РФ. 2006. N 4), которая посвящена проблеме оспаривания в судах общей юрисдикции в рамках гражданского процесса не зарегистрированных и не опубликованных должным образом нормативных актов. Конституционный Суд подтвердил обязанность суда принимать заявления об оспаривании подобных нормативных правовых актов и недопустимость возврата уже принятых заявлений в том случае, если заявитель утверждает, что их нормами были нарушены права и свободы. Подобная проблема встает и перед судами арбитражной юрисдикции, поэтому, на наш взгляд, изложенная правовая позиция применима и к определению компетенции арбитражных судов, включая Высший Арбитражный Суд.

*(40) В Определении от 11 июля 2006 г. N 262-О в связи с запросом Арбитражного суда Томской области (ВКС РФ. 2006. N 6) Конституционный Суд подтвердил конституционность данного законодательного ограничения компетенции (юрисдикции) арбитражных судов по субъектному критерию.

*(41) Надзорные полномочия Высшего Арбитражного Суда косвенным образом получили оценку в Постановлении Конституционного Суд от 5 февраля 2007 г. N 2-П (абз. 2 п. 9.2 мотивировочной части Постановления//СЗ РФ. 2007. N 7. Ст. 932).

*(42) Вопрос о характере полномочий Высшей квалификационной коллегии судей РФ был исследован в Определении Конституционного Суда РФ от 12 июля 2006 г. N 263-О в связи с жалобой гр. Фурсова Д.А. (Судебная практика). В этом Определении Конституционный Суд еще раз подтвердил конституционность установления законом особого порядка прохождения отбора на должность судьи, особо выделив его конкурсный характер и необходимость руководствоваться в деятельности квалификационных коллегий судей критериями конкурсного отбора, непосредственно установленными в Конституции и нормах Закона о статусе судей.

*(43) Относительно правовых позиций Конституционного Суда о конституционности введения срока занятия председателями и заместителями председателей федеральных судов своих должностей см. комм. к ч. 1 ст. 128 Конституции.